Государственные шахты скоро могут пустить с молотка. Изначально о надвигающейся приватизации ряда угледобывающих предприятий было упрмянуто в Программе действий Кабинета Министров Украины, одобренной в конце прошлого года парламентом. Там указывалось, что до 2019 года планируется 32 шахты закрыть, 24 законсервировать и 37 предприятий приватизировать.

Вслед за этим последовали неоднократные заявления профильного министра Владимира Демчишина о том, что убыточные шахты должны быть закрыты.

А буквально недавно в Верховной Раде был зарегистрирован проект постановления «Об основных направлениях бюджетной политики на 2016 год», в котором в том числе представлен и правительственный взгляд на то, каким путем должна двигаться угольная отрасль. Один из таких – подготовка всех угледобывающих предприятий страны к приватизации. Те из них, которые не будут проданы, намереваются ликвидировать.

Какие шахты собрались продавать власти, чем это может обернуться для энергетической независимости страны и сколько шахтеров может оказаться на улице? В этих вопросах разбирался ForUm.

На угольном фронте

Боевые действия на Донбассе внесли свои коррективы в сферу энергетики. По состоянию на конец марта текущего года из 150 шахт, осуществляющих добычу угля, 69 не работало.

Впрочем, даже те, которые продолжают функционировать, не все находятся в подчинении украинской власти. Ведь вместе с частью территорий, наше государство утратило и контроль над многими стратегическими объектами. Почти 60% шахт всех форм собственности страны оказались в ведении самопровозглашенных ДНР и ЛНР. Это 85 шахт. Из них 60 предназначены для добычи энергетического угля.

Угледобывающие предприятия, оказавшиеся вне контроля центральных органов власти Украины, ранее были преимущественно государственными. «Из  90 шахт, подчиненных Минэнергоуглю, 55 шахт расположены на контролируемой НВФ территории,  35 шахт находятся вне зоны ведения боевых действий», - сообщили ForUm’у в профильном министерстве.

По состоянию на конец первой декады марта, уголь на неконтролируемых территориях,  по утверждению ведомства, продолжали добывать. В среднем на 25 шахтах, не подконтрольных ныне Украине, добывалось порядка 11-12 тыс тонн в сутки. Остальные 30 шахт, шесть из которых оставались полностью обесточенными, поддерживались  в режиме жизнеобеспечения – вентиляции и водоотлива.

Объем добычи угля на  шахтах, находящихся в подчинении Минэнергоуголь, расположенных вне зоны боевых действий – 14 тыс тонн в сутки.

В целом же, за минувший год объемы добыча угля в Украине по сравнению с 2013 годом сократились на 22% и составила 65 млн тонн.

Под прицелом приватизации

И вот на фоне такой непростой ситуации не утихают разговоры о возможной передаче государственных шахт в руки инвесторов. Вероятно, идея с продажей предприятий власти кажется сегодня более выгодной, нежели урегулирование ситуации в отрасли. По утверждениям Минэнергоуголь, ни одно из работающих угледобывающих предприятий (предоставивших отчетность) за 2014 год не получило прибыли от производства товарной продукции. Но, если инвестору выгодно покупать и развивать неприбыльное предприятие, почему в подобном подходе не заинтересовано государство? Другой вопрос – по какой цене намереваются реализовывать шахты, если дело таки дойдет до этого? И выиграет ли в таком случае украинская казна? Ведь примеров с приватизацией госпредприятий в Украине достаточно. Но все ли они удачные?

Впрочем, идея подобного рода «реформирования» отрасли далеко не нова. Еще в 2012 году постановлением Кабмина был утвержден перечень угледобывающих объектов государственной собственности, подлежащих приватизации. И собственно ее же понесла в массы новая власть. В этот  перечень входит 58 объектов. Однако сейчас, ввиду происходящего на востоке страны, распродажа части шахт попросту невозможна.

«Поэтому Министерством подготовлены изменения к проекту постановления Кабинета Министров Украины от 19.09.2012 № 987, которым предусмотрено исключить из перечня 43 объекта и добавить к нему 11 объектов. Таким образом, в течение 2015 - 2016 годов планируется приватизировать 26 угледобывающих объектов», - сообщили ранее ForUm’у в Минэнергоуголь, посоветовав в последующем все же после принятия правительством этих изменений, ознакомиться с ними на официальном сайте Кабмина.

Предполагается, что с молотка пойдут перспективные  шахты, имеющие значительные объемы промышленных запасов угля и возможность выхода в кратчайшие сроки на безубыточную работу.

В свою очередь в Профсоюзе работников угольной промышленности скептически оценивают идею приватизации целого ряда государственных шахт, напрямую называя это абсурдом.

«В стране практически не работает экономика, вряд ли в таких невыгодных условиях инвестор захочет приобрести государственные шахты, для стабильной работы которых необходимы дополнительные инвестиции. Думаю, в нынешних условиях говорить о приватизации шахт преждевременно и даже неуместно. Более злободневная проблема сегодня – обеспечить нормальную работу угольных предприятий, что в свою очередь будет являться реальным вкладом в обеспечение энергетической независимости страны», - заявил председатель Профсоюза Виктор Турманов.

Он утверждает, Профсоюз неоднократно заявлял о том, что топливно-энергетический комплекс Украины находится в катастрофическом состоянии, а власть не заинтересована в том, чтобы, обеспечив стабильную работу шахт, обеспечить энергетическую независимость страны.

«В противовес этому мы имеем контракты на закупку южноафриканского угля и российской электроэнергии, законность которых еще необходимо проверить. Такими действиями Украина инвестирует в зарубежную экономику, при этом обрекает на погибель отечественных производителей», - посетовал он.

Путь заказан

Помимо приватизации стоит ожидать так же закрытия и консервации шахт. О чем свидетельствуют, как заявления господина Демчишина в прессе, так и поданный  в парламент проект постановления «Об основных направлениях бюджетной политики на 2016 год». В феврале профильный министр заявлял СМИ, что уже в этом году может быть закрыто пять и законсервировано 7 шахт.

Впрочем, по состоянию на 20 числа марта, по информации Минрегионугля на рассмотрении в Кабмине уже находился проект распоряжения правительства относительно ликвидации некоторых угледобывающих предприятий. В частности, шахт «Родинская», «Заречная» и «№9 «Нововолынская».

В профильном министерстве пояснили, что под ликвидацию попадают шахты, заканчивающие отработку промышленных запасов или не имеющие возможности выхода на безубыточную работу, а так же дальнейшая финансово-хозяйственная деятельность которых признана нецелесообразной. «Решение о ликвидации шахт принимается Кабинетом Министров Украины по предложению Минэнергоугля в соответствии с разработанными отраслевыми институтами технико - экономических обоснованиями, которые получили положительное заключение комплексной государственной экспертизы и утверждены приказами Минэнерго», - добавили там.

На консервацию же будут предложены шахты с низкими технико-экономическими показателями, высоким износом шахтного фонда, большими объемами капитальных инвестиций, имеющие возможность последующего восстановления горных работ для обеспечения необходимого для государства объема добычи угля.

Но и в этом вопросе мнения Минрегионугля и Профсоюза разошлись. Во второй инстанции утверждают, что в отрасли не обеспечены необходимые для закрытия шахт условия, не налажены механизмы обеспечения «цивилизованного» прохождения этого процесса.

«Процедура закрытия шахт помимо технологических моментов, связанных с прекращением производственного процесса, должна предусматривать решение социальных проблем высвобождаемых работников. На правительственном уровне должны быть утверждены реальные программы закрытия шахт и создания новых рабочих мест для горняков. Реальные! Потому что подобные документы издавались неоднократно, но они были настолько оторваны от жизни, от ситуации в отрасли и стране, что ни один из них Укруглепрофсоюз не согласовал, более того выступал категорически против их реализации», - заявил ForUm’у Турманов.

Куда пойдут шахтеры?

Впрочем, вопрос социального обеспечения шахтеров, которые могут быть уволены в результате закрытия шахт, действительно, очень острый. Сегодня на государственных угледобывающих предприятиях, принадлежащих к сфере управления Минэнергоуголь, работает 54 358 человек. И хотя сам министр энергетики еще в феврале, не скрывая, заявлял в интервью журналистам, что в этом году могут сократить порядка 10 тысяч шахтеров, в пресс-службе ведомства от конкретного вопроса о том, сколько людей вследствие подобной политики будет уволено, ушли. Отметив лишь, что «уволенные работники предприятий, будут переведены на другие государственные перспективные угольные шахты».

В Профсоюзе же настроены не так оптимистично. Там уверены, что закрытие шахт без внедрения реальной программы по созданию новых рабочих мест для высвобождаемых горняков грозит страшнейшими социальными последствиями.  К тому же, по словам, Турманова, это еще больше обострит обстановку в шахтерских регионах.

«В данной ситуации, когда часть угледобывающих предприятий осталась на неконтролируемой Украиной территории, а оставшиеся шахты работают с перебоями, крайне сложно говорить о перспективах трудоустройства на других угольных предприятиях.  Поэтому в случае их  перспектива у шахтеров одна - пополнить армию безработных. А это значит, что их семьи останутся без средств к существованию, придут в упадок города и поселки, где шахты являются градообразующими предприятиями», - отметил он.

Вопрос о том, какой окажется золотая середина в разрешении спорных моментов остается открытым.  Впрочем, как и тот, который касается энергетической независимости страны. Не выйдет ли так, что в погоне за капиталом, Украина, как государство, в конечном итоге окажется ни с чем и будет подсажена на еще одну «иглу», когда правила будут диктовать уже непосредственно инвесторы?  А ведь учитывая опыт «газовой зависимости», такая перспектива может оказаться далеко не самой радужной.

Татьяна Мацур, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

940