Глава одной из самых радикальных в Части охраны природы организации – Киевского эколого–культурного центра – Владимир Борейко в центре Ядерного скандала. В Чернобыльской зоне решили построить Центральное хранилище отработанного Ядерного топлива

На брифинге в Киеве по этому поводу эксперты Ольга Кошарная и Любомира Ремажевская заявили: негоже экологам комментировать атомную сферу вообще и инженерную в частности – это должны делать специалисты–ядерщики. А еще посоветовали журналистам: не следует тиражировать мнение Владимира Борейко. Экспертами в атомной отрасли могут быть только атомщики, то есть де–факто представители национальной компании «Энергоатом». «АиФ» не послушался этого совета.

О «мирном» атоме

– Владимир Евгеньевич, как бы вы прокомментировали слова экспертов, высказанные в ваш адрес?

– А какие организации они представляют?

– Ольга Кошарная – директор по информационной поддержке и взаимодействию со СМИ и общественностью Ассоциации «Украинский ядерный форум», а Любомира Ремажевская – независимый журналист, обозреватель ТЭК…

– То есть никакие они не специалисты! А меня волнуют заявления экспертов отрасли. Вот если бы выступили ядерщики, а не две гламурные девушки, которые разбрасываются обвинениями в том, что я – вражеский агент… Я уже «агентом» пяти разведок побывал! Шутка! Давайте перейдем теперь к научным аргументам. Итак, ядерная физика как наука до сих пор не знает, как ядерные отходы могут повести себя со временем. Поэтому все хранилища ядерных отходов называют временными. Они могут взорваться, воспламениться, могут провалиться. Поэтому у меня вопрос к оппонентам: как можно строить объект, не зная, что с этим объектом будет через некоторое время? Мы закладываем под Киевом нашим детям и внукам-правнукам большую мину, и неизвестно, как она себя поведет.

Хотя кое–что все–таки известно, поскольку у нас есть  опыт аварий на двух хранилищах ядерных отходов. Одно из них находится в Киеве, в районе Пирогова – в 90–х годах там был мощный выброс трития. Случилась, по сути, радиоактивная авария, о которой просто мало кто знает. Хотя специалисты знают – они обязаны. Более крупная трагедия была в 1957 году на Южном Урале, в Челябинской области, где хранились отходы ядерного производства. Там произошел огромный взрыв, погибло много людей, до сих пор эта территория – как и Чернобыльская зона, – остается радиоактивной. Разве это  не доказательство, что к ядерным отходам нельзя относиться поверхностно?

– Кстати, о Чернобыле. Говорят, что там уже по уровню радиации чище, чем в Киеве.

– Много чего говорят… Нас давно убеждают, что там все чисто, и даже хотят отменить тридцатикилометровую зону. Но это же ерунда! Не понимаю, зачем нам во второй раз наступать на опасные ядерные грабли? Ведь в 1986 году у нас уже была трагедия. Впрочем, старшие поколения наверняка помнят, что до аварии на ЧАЭС атомщики нам рассказывали, что АЭС абсолютно безвредны. А пропагандисты рисовали радужные плакаты: «МИРНЫЙ АТОМ В КАЖДЫЙ ДОМ». Вот этот «мирный» атом в каждый дом и пришел. И сколько людей погибло! А сколько больных! Наше государство даже не выплачивает чернобыльцам и ликвидаторам того, что им положено, и постоянно урезает  им пенсии. Рождаются больные дети, умирают, по метро ходит куча волонтеров от благотворительных фондов, которые собирают копейки, чтобы хоть кого–то вылечить.

А еще хотят отменить тридцатикилометровую зону, убеждая нас, что там все чисто. У меня такое ощущение, что оппоненты просто потеряли совесть… Я понимаю, что эти «Энергоатомы» – очень богатые организации, но как такие заявления можно делать в городе, хлебнувшем ядерного лиха? После таких заявлений впору провалиться в ад!

Франция имеет много АЭС и много отходов, но они их не хранят под Парижем, а вывозят на Тихоокеанские острова. США не под Вашингтоном хранят ядерные отходы, а в далеких пустынях. Россия не под Кремлем ведь создала ядерный могильник, а в Сибири, под Красноярском, Северная Европа  – в базальтовых скалах на безлюдных берегах морей. И только страна–самоубийца, уже имевшая ядерную проблему, может додуматься хранить атомные отходы в 80 км от столицы.

Цена энергозависимости

– Сейчас некоторые защитники природы бьют тревогу и из–за радиоактивного загрязнения верховьев Днепра. А ведь из этой водной артерии Украины пьют воду  80% украинцев. Что скажете об этом?

– Да, 80% населения пьют воду из Днепра. О плохих грунтах верховья, кстати, еще Патон писал, когда его заставляли подписаться под строительством АЭС. И не нужно забывать в этом контексте о человеческом факторе. Если бы мы еще были такими четкими и исполнительными, как японцы – хотя даже их не миновала чаша Фукусимы – а у нас ведь безалаберность кругом! Поезда сходят с рельсов, цистерны с нефтью возгораются,  вагоны с белым фосфором переворачиваются и горят… И тут представьте, что мимо Киева везут эти отходы со всей Украины. Даже если само хранилище будет себя чувствовать нормально, то у нас же где–то что–то украдут или подожгут! Мы же знаем, что у нас нет никакого контроля. Как можно жить в стране, где запрещены экологические проверки физических и юридических лиц?

Еще момент: у нас нет специалистов–ядерщиков. Всех их раньше – как бы дамы–оппоненты ни ругали Россию – готовили в Курчатовском институте под Москвой.  У нас нет таких институтов. В чужих специалистов я не верю, они приехали, сделали, деньги получили – а там трава не расти. Вопросов очень много: и политических, и экономических, и экологических, и социальных, на которые я не получаю ответа. Зато получаю обвинения – как в 37–м году – враг, шпион, разведчик.

Фото: АиФ в Украине

– Как вы считаете, при строительстве такого объекта, как хранилище ядерных отходов, чье мнение необходимо учесть?

– В соответствии с нашим законодательством, когда мы создаем заповедник, то его легко может «зарубить» сельсовет. А тут решение о строительстве такого объекта – ЦХОЯТ – принято без учета мнения экологов, местных общин и тех, кто живет даже не в 80 км от Чернобыля, а в 20–30 км. Наверное, свое мнение хотели бы высказать и киевляне, пережившие аварию в Чернобыле. Организаторам надо бы еще узнать и то, как относятся к будущему строительству местные органы власти. И вообще – неплохо бы по такому важному для всех украинцев вопросу провести всеукраинский референдум. Но никто ничьим мнением не интересовался, все решили по–тихому. Вместо круглых столов со специалистами – проплаченные брифинги.  Вместо аргументов – политические ярлыки. Как будто речь идет о возведении какого–то совершенно безобидного объекта! С мужиками из «Энергоатома» я бы и не спорил – подъехал и дал бы в морду… А тут женщины, хоть и довольно сомнительные с точки зрения знаний и морали.

Я согласен, что у нас должна быть энергонезависимость. Но только не могу поддержать идею добиваться ее за счет экологической безопасности. Неужели нас так ничему и не научила авария на Чернобыльской АЭС? Неужели мы о ней уже так быстро забыли? Но ведь еще живы люди, которые тушили в Чернобыле пожар, и еще не заросли травой могилы тех, кто там погиб. Когда же мы, наконец–то, будем учиться хотя бы на собственных ошибках?

Мария Семенова, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время