Пробыв всего чуть больше ста дней в роли законотворцев, парламентарии Верховной Рады VIII созыва уже успели наделать шума. Отличиться под куполом удалось как старожилам, так и депутатам-новичкам. Кто-то мастерски махал кулаками, кто-то блокировал трибуну, изрекая язвительные речи, а кто-то удивлял публику законопроектами, не выдержавшими в конечном итоге шквала критики.

Один из таких, взбудораживший в том числе журналистов, - проект закона, по сути своей предусматривающий уголовную ответственность за критику власти. Его автор – новоиспеченный депутат от Народного фронта Константин Матейченко вскоре отозвал документ, сославшись на то, что одна из норм действительно выписана некорректно и может трактоваться двояко. А в пресс-службе партии заверили, что на самом деле подразумевалось наказание за надругательство над государственными символами. 

Впрочем, народные избранники могут «похвастаться» и своим коллективным «мастерством» в части наработок и принятия  законодательных инициатив. Вспомнить хотя бы принятый Парламентом документ о лишении Виктора Януковича звания президента, объяснить значимость и необходимость которого толком не могли даже эксперты. 

Да, возможно, нынешний созыв еще не дотягивает до своих предшественников, справившихся с «домашним заданием» по люстрационному вопросу, судя по заявлениям Венецианской комиссии, если не на двойку, то на три с минусом. Но, как говорится, еще не вечер. К тому же, не известно, как повернется ситуация с реализацией закона, запрещающего трансляцию ряда российских фильмов в эфире украинских телеканалов. Если, конечно, Президент его подпишет.

Что же стоит за парламентскими инициативами, порой повергающими общество в шок, а порой вызывающими смех? В этом разбирался ForUm.

Ставить общий «диагноз» здесь, наверное, нецелесообразно. Потому как случай случаю – рознь. Да и причины, по мнению экспертов,  для регистрации законопроекта, автор которого заведомо знает, что документ не наберет минимально необходимой поддержки при голосовании (если до этого дойдет дело), могут быть разными. Специалисты допускают, что это может свидетельствовать, как о недостаточном профессионализме народных избранников, так и политических технологиях, идущих в ход, к примеру, для «замера» настроений в обществе. 

«Это инициатива отдельных не самых продвинутых депутатов, которые, мягко говоря, не очень компетентны и не всегда адекватно оценивают ситуацию», - говорит политолог,  председатель правления Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимир Фесенко. При этом отмечает, что расценивать такие ходы, как попытки отвлечь внимание от чего-то более серьезного не стоит.

Отчасти солидарен с ним и политтехнолог, специалист по антикризисным кампаниям, президент Центра изучения манипулятивных технологий Денис Богуш, по словам которого, мотивацией регистрирования заведомо «провальных» документов могут быть так же данные людям обещания отстаивать определенную позицию.  Второй же причиной такой «бурной», но не всегда понятной обществу деятельности, по его мнению, действительно может являться некомпетентность народных избранников.  «Потому что в ВРУ, по-моему, 50-60% новых людей. Они только приблизительно представляют, как осуществлять эту законотворческую деятельность. И сейчас учатся и пытаются каким-то образом участвовать в процессе», - говорит Богуш. 

Влиять на подобные процессы, считает он, могут так же разного рода договорные ситуации. Когда, к примеру, законопроект регистрируется, а потом уже по нему договариваются. 

Политолог, директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев считает, что это больше похоже на сознательную политическую технологию. Когда законодательная инициатива выступает своего рода барометром. «Для того, чтобы, во-первых, каждый депутат или фракция зафиксировали свою позицию, а, во-вторых, прозондировали мнение: и общественное, и парламентское», - предполагает эксперт.

Иными словам, вбрасывается та или иная  идея, чтобы посмотреть, как на нее будут реагировать и каковы ее перспективы, чтобы потом уже действовать наверняка. Причем, политолог не исключает, что отозванный законопроект при определенных условиях могут вернуть. Его могут доработать, сохранив при этом главную идею. «Так что это не просто какая-то парламентская самодеятельность. Это достаточно продуманные и рассчитанные на более длительную перспективу законопроекты», - считает Карасев.

О том, что регистрировать такие законопроекты могут с политтехнологической целью, говорит и Богуш. Хотя, по его словам, этот процесс более сложный, чем те же выступления и разного рода заявления с трибуны, которая всегда была отличной площадкой для пиара. 

«Регистрация (законопроекта. – Ред.) просто сложнее в разы. Нужно столько действий совершить, чтобы создать информационный повод: написать аналитическую записку, подготовить табличку, выписать сам законопроект, напрячь одного юриста, второго. И, чтобы ты еще не выглядел глупо на фоне других. Если зарегистрируешь что-то глупое совсем, то все же будут смеяться над тобой. Это сложно, но тоже используется», - говорит он. 

Однако, как отмечает народный депутат Верховной Рады III – VI созывов, политический эксперт Тарас Чорновил практика регистрации столь непонятных законодательных инициатив наблюдалась всегда. И, как ни странно, соотношение глупых законопроектов к нормальным колебалось где-то в пределах 5:1. Мотивы, говорит, бывают разные. И не скрывает, что и сам пару раз «грешил» таким. Мол, ради «стеба».

«Например, у меня было несколько законопроектов, с помощью которых я решил «постебаться». Один из них был под очень мудрым названием – о внесении изменений в закон о государственном бюджете Украины. Я предлагал ликвидировать Высший совет юстиции, когда противостоял Кивалову, который тогда его возглавлял. В пояснительной записке было написано, что ВСЮ превратился в закрытое акционерное общество, в связи с чем он не может финансироваться из государственного бюджета. А в законе было все так выписано, что не сразу даже поймешь, о чем идет речь», - вспоминает Чорновил.

Но, говорит он, бывает ведь и такое, когда нардепы абсолютно серьезно пишут подобного рода законопроекты. По словам Чорновила, на его памяти была даже инициатива одного из коллег «сделать так, чтобы все было хорошо, все были честными, и никто не смел воровать». 

«Законопроект назывался, по-моему, «О внедрении в Украине честной, добропорядочной и богобоязненной власти». Уже не помню, кто из депутатов его вносил. И в тексте документа было написано, что с момента его принятия вводится запрет для власти врать, обманывать, воровать и тому подобное», - рассказывает народный депутат ВРУ четырех созывов. 

Законопроекты, предусматривающие уголовную ответственность за необоснованную критику власти, по его словам, уже тоже вносились. Разве только под другими названиями. «То есть ничего нового эти люди не выдумывают. Все, что можно глупого придумать, в этой Верховной Раде уже придумывалось, вносилось и тихо выбрасывалось на мусор. Все происходит как всегда», - уверяет он.

P.S.: Пока текст готовился к публикации, народные избранники продолжали трудиться на благо родины. Новым детищем парламентариев в списке зарегистрированных законопроектов за текущую неделю значится документ с названием «О дне памяти и примирения». Текст на сайте ВРУ пока отсутствует. Однако  в СМИ, со ссылкой на одного из авторов проекта закона, пишут, что в нем предлагается отмечать 8-го мая День памяти и примирения. Выходного якобы в этот день не будет, но не исключено, что и 9 мая может стать обычным рабочим днем. 

Популизм это отдельных депутатов или новое веяние, посредством которого пытаемся приобщаться к европейскому сообществу, и за которое готово будет отдать свои голоса украинское парламентское большинство, в скором времени станет понятно. Главное в погоне за новыми ценностями не растерять старые. Свои.

Татьяна Мацур, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время