Оказавшись обманутыми уже не одним украинским правительством, функционеры Международного валютного фонда стали значительно жестче требовать от Киева выполнения так называемых предварительных условий (prior actions). Так что, несмотря на остроту нынешних украинских проблем (особенно на валютном рынке) и проявленную лояльность в переговорном процессе, без голосования ряда необходимых законов парламентом не могло быть и речи об утверждении подготовленной сторонами программы расширенного финансирования (extended fund facility).

За неимением иных кредитных источников Кабмин мобилизовался и старательно выполнил необходимые условия, предложив парламенту пакет так называемых реформаторских законов. Их принятие, наряду с бюджетными поправками, о которых ZN.UA уже писало, даст МВФ основания для предоставления кредита Украине. Вопрос будет решаться на совете директоров 11 марта. Поэтому голосование за правительственные законы проходило в спешке, со скандалами и под личным руководством премьера. Назвать революционными принятые нормы язык не повернется, но если учесть, что все проводимые до этого «реформы» напоминали, скорее, фарс, то нынешние изменения действительно способны улучшить ситуацию, правда, далеко не все.

Детенизация зарплат и ощипывание пенсий

Начать хотелось бы с позитивов — правительство признало свои ошибки и пересмотрело подходы к детенизации зарплат. Несмотря на то, что фискальная служба отчиталась о 20-процентном росте поступлений налогов и сборов в январе-феврале по сравнению с аналогичным прошлогодним периодом, произошло это, по-видимому, не из-за детенизации оплаты труда. Поступления от единого социального взноса (ЕСВ) за два месяца составили 25,8 млрд грн: почти 12 млрд грн в январе и 14 млрд в феврале. Для сравнения, в декабре прошлого года поступления от ЕСВ составили почти 18 млрд, в октябре — 14,8 млрд, в августе — 13,9 млрд грн. Очевидно, что ситуация с теневыми зарплатами, несмотря на проведенную реформу, не изменилась. Понимая, что такими темпами решить проблемы с дефицитом Пенсионного фонда невозможно, правительство отказалось от ряда критериев, необходимых для применения понижающего коэффициента для ЕСВ.

Критерии, принятые предыдущей редакцией закона, были невыполнимыми для большинства бизнес-структур: средняя зарплата на предприятии должна была составлять не менее 3654 грн, платеж ЕСВ — не менее 700 грн. Конечно, для крупных предприятий данные нормы не были непреодолимым препятствием, однако для мелких и средних снизить ЕСВ было практически невозможно. Предложенные изменения убирают эти ограничения, критерий увеличения заработной платы уменьшен с 30 до 20% от среднего показателя за прошлый год. Во избежание злоупотреблений введен критерий среднего платежа — он также должен быть не меньше прошлогоднего аналога, а также ограничено увеличение количества сотрудников — не более чем в два раза. Кроме того, четко расписан механизм расчета коэффициента и порядка его применения, а область его использования расширена за счет самозанятых лиц.

«Предлагаемые изменения упрощают применение данного коэффициента. Учитывая индекс инфляции и девальвации, большинство предприятий будут увеличивать свои заработные платы, что позволит им уменьшить процент ЕСВ. Даже увеличение заработной платы на 20% позволит предпринимателям уменьшить ставку ЕСВ с 37 до 30,8%, то есть на 6,2%. Увеличение средней зарплаты на 50% уменьшит ставку ЕСВ до 24,7%, на 12,3%. Для получения коэффициента 0,4, а ставка ЕСВ в этом случае составит 14,8%, заработную плату нужно увеличить в 2,5 раза, что реально смогут сделать только те, кто активно выплачивал заработные платы в конверте. Мы рассчитываем, что этот механизм все-таки будет стимулировать выход зарплат из «тени», — рассказал ZN.UA Илья Несходовский, эксперт РПР группы «Налоговая реформа».

Говорить о каких-либо победах рано, но измененный подход действительно дает второй шанс детенизации зарплат. При этом важно понимать, что расходы ПФ составляют 14% ВВП, треть из них (свыше 80 млрд грн) покрывается за счет госбюджета. Для сокращения расходов фонда правительство предложило ряд изменений и в пенсионное законодательство, вызвавших шквал критики, за которой часто нет ничего, кроме популизма. Принять закон удалось лишь с пятой попытки, спустя два часа совершенно беспредметных споров и демагогии.

В результате предусмотрено постепенное повышение пенсионного возраста на пять лет для женщин, которым назначаются льготные пенсии по возрасту и пенсии за выслугу лет. На пять лет увеличен страховой стаж, необходимый для назначения таких пенсий, и для мужчин, и для женщин. Кроме того, для отдельных категорий на пять лет увеличиваются требования к необходимому стажу выслуги лет. Ограничены выплаты пенсий работающим пенсионерам. В период работы пенсионеру будет выплачиваться пенсия в размере 85%, но не менее 1423 грн. Последняя норма будет действовать с 1 апреля 2015-го до 1 января 2016 г. Впрочем, нет ничего более постоянного, чем временное. При этом размер пенсий для работающих судей и госслужащих теперь ограничен 10 прожиточными минимумами для нетрудоспособного лица и не может превышать 9490 грн. Пожалуй, главным позитивом стала договоренность о подаче до 1 мая законопроекта о кардинальном пересмотре спецпенсий как таковых и их ликвидации в случае, если до 1 июня этот законопроект не будет принят.

Тут важно понимать, что людей, получающих пенсии ниже 1500 грн, изменения не коснутся, а это подавляющее большинство украинских пенсионеров. Пенсии свыше 1,5 тысячи получают около 3,6 млн человек, работают из них только 600 тыс. Также не будут ограничиваться пенсии для инвалидов 1-й, 2-й и 3-й групп, участников боевых действий, в том числе АТО, и членов семей погибших участников боевых действий. По оценкам аналитиков, принятые изменения не смогут кардинально повлиять на ситуацию и снизят дефицит фонда менее чем на 4 млрд грн. Так что основная надежда на решение проблем с дефицитом ПФ все еще возлагается на детенизацию зарплат, для которой, по самым оптимистичным оценкам, необходим год.

Нефтегазовая беда

Как уже известно, повышаются не только тарифы на газ для населения на 280%, но и рента на добычу газа — с 20 до 70%. Полученный дополнительный ресурс государство направит на субсидирование населения. Для того чтобы повышение тарифов не обернулось огромными долгами за коммунальные услуги, Минфин дополнительно выделил 12,5 млрд грн на субсидии для населения, а Минсоцполитики изменило систему начисления субсидий, сделав ее максимально простой. По словам министра Розенко, если сейчас субсидиями пользуются около миллиона украинцев, то после повышения тарифов в них будут нуждаться уже 4 млн. Дополнительных средств, по убеждению Минсоцполитики, должно с лихвой хватить на выплату помощи всем нуждающимся.

«Укргаздобыча» ожидаемо заявила, что повышение ренты делает невозможным наращивание добычи газа даже при его подорожании, а усугубят ситуацию хронические задолженности НАК «Нафтогаз Украины» перед предприятием. Так что в, казалось бы, идеальной схеме все же заложены определенные риски, избежать которых без решения проблем «Нафтогаза» не получится. Правительство попыталось это сделать хотя бы частично, приняв закон о стабилизации финансового состояния компании, погашении задолженности за природный газ и предотвращении возникновения этой задолженности в будущем.

По состоянию на 1 января 2015-го общая задолженность потребителей перед «Нафтогазом Украины» превысила 29,6 млрд грн, в том числе долг населения составил 2,1 млрд, бюджетных учреждений и организаций — 160 млн, предприятий ТКЭ — свыше 16,1 млрд, предприятий промышленного и энергетического комплексов — 11,2 млрд грн. При этом компания, уполномоченная формировать ресурс природного газа Украины и определенная его гарантированным поставщиком, до этого момента была лишена действенных инструментов взыскания задолженности и влияния на должников. Грубо говоря, принятый закон предоставляет НАКу право ограничивать газоснабжение предприятий теплокоммунэнерго до уровня технологической безопасности в случае нарушения ими условий оплаты за поставленный газ и превышения выделенных лимитов газа.

Решить проблемы с задолженностями благодаря принятому документу действительно возможно, вот только проблемы газового монополиста не ограничиваются исключительно задолженностями. Ревизия расходной части бюджета компании так и не была проведена, соответственно, принятые законодательные изменения не смогут решить всех причин ее плачевного финансового состояния. «Нафтогаз» — очень большая компания, неэффективность ей свойственна просто по определению. Прежде чем говорить о стабилизации ее финансового состояния, необходимо понять, что там на самом деле происходит и как расходуются средства. Для этого однозначно необходим аудит. Причем необходим он не только нам с вами, чтоб понять, есть ли там какие-то схемы или нет, но и самой компании, чтобы оценить и устранить существующие проблемы. Тем более если она и в дальнейшем планирует повышать тарифы», — считает Александр Паращий, аналитик Concorde Capital.

Банковские страсти

В попытке стабилизировать ситуацию в банковском секторе Верховная Рада приняла президентский законопроект, усиливающий ответственность связанных с банком лиц, прежде всего, руководителей банков, контроллеров и других владельцев существенного участия в банке. Прежде всего, речь идет о решениях, влияющих на финансовое состояние банка или стабильность банковской системы, а также затрагивающих интересы вкладчиков и других кредиторов банка. В том числе и ответственность за действия, которые привели к тому, что банк был отнесен к категории проблемных. В большинстве случаев речь идет, конечно же, об административной ответственности. Но если по вине менеджера или собственника банк не только отнесли к категории неплатежеспособных, но и был нанесен крупный материальный ущерб государству или кредитору, предполагается криминальная ответственность.

Банкротства банков действительно стали серьезной проблемой для финансовой системы Украины. В этом году Фонду гарантирования вкладов физлиц (ФГВФЛ) было выделено свыше 20 млрд грн из госказны, в 2014-м он получал от НБУ две кредитные линии на 10,2 млрд и 9,95 млрд грн. На начало года финансовые ресурсы фонда не превышали 16,8 млрд, и, по словам главы фонда, их едва хватит на предстоящие нужды. Каждый банк, выведенный с рынка регулятором, — это бремя на плечах ФГВФЛ. Вот только реформой принятую меру вряд ли можно считать, да и ситуацию в банковском секторе она принципиально не изменит.

«Мы не можем сказать, что в Украине этот вопрос вообще не регулировался. Внесенные сейчас изменения являются дополнительными. Если вы посмотрите на то количество исков, которое уже подано Фондом гарантирования вкладов на собственников и менеджмент банков, то увидите, что их количество огромно. Акционеры тех банков, которыми сейчас занимается ФГВФЛ, нам уже известны. Изменения, внесенные законом, просто позволят нам быстрее и эффективнее справляться с ситуацией», — заверяла общественность глава НБУ Валерия Гонтарева.

И действительно, еще до принятия данных изменений, по заявлениям ФГВФЛ было возбуждено свыше 230 уголовных дел против менеджмента и собственников комбанков. Естественно, не имея обратной силы, закон не распространится на собственников и менеджмент тех учреждений, которые уже были признаны неплатежеспособными, и криминальная ответственность им уже не угрожает. Но не остановит она, к сожалению, и их последователей из-за повальной коррумпированности судебной системы и режима вседозволенности, в котором живут власть имущие. В действительности именно эта норма выглядит наименее дееспособной и наиболее популистской из всех предложенных.

Привлечь и удержать инвестора

Очевидно, что принятые меры не способны решить все финансовые проблемы Украины, как неспособна решить их и кредитная программа МВФ, которая будет брошена на погашение займов и пополнение золотовалютных резервов. В текущих условиях привлечение инвестиций — правильное и необходимое решение. Для этого парламент принял ряд законов, позволяющих как привлечь в Украину иностранные компании, так и защитить их права на отечественных рынках. Правда, и тут все не так однозначно, как кажется на первый взгляд.

Дерегуляция бизнеса — один из ключевых аспектов, на которых делает акцент МВФ. Украина планомерно сокращает количество лицензий и разрешительных процедур для бизнеса. Очередным шагом к упрощению ведения бизнеса стала отмена 34 лицензий. Действительно, позиция Украины в рейтинге легкости ведения бизнеса от Всемирного банка Doing Business может улучшиться, но ZN.UA (и не только ZN.UA) уже неоднократно писало о том, что сама по себе позиция в этом рейтинге не должна быть самоцелью власти.

Более того, на сегодняшний день среди оцениваемых ВБ сфер наихудшими у Украины являются такие, как присоединение к электросетям (185-я позиция в рейтинге), международная торговля (154-я), разрешение неплатежеспособности (142-я) и налогообложение (108-я). Ни один из вышеперечисленных индикаторов не улучшится лишь благодаря принятому закону. Противовесом остаются и систематические изменения налоговой политики государства, пугающие потенциальных инвесторов и вконец измотавшие работающих в Украине предпринимателей. Поэтому назвать принятые изменения революционными, как о том заявляли некоторые парламентарии, не получается.

«Работать еще есть над чем. Список отмененных лицензий можно и нужно расширять. Целей, которые преследует лицензирование некоторых из оставшихся в законе видов деятельности, можно достичь и другими мерами государственного регулирования, — считает юрист Святослав Бартош. — В частности, путем эффективного осуществления рыночного надзора, повышения эффективности правоохранительных органов, усиления ответственности правонарушителей, а главное — искоренения коррупции в деятельности контролирующих органов».

Усилить же защиту прав инвесторов призван еще один одобренный правительством законопроект, который, с одной стороны, закладывает основы дерегуляции хозяйственной деятельности акционерных обществ, а с другой — повышает требования для публичных акционерных обществ, акции которых включены в биржевой реестр. Опять же, по мнению авторов документа, это должно отразится на позициях Украины в рейтинге Doing Business и сделать акционерные общества привлекательными для инвестирования. Но с точки зрения привлечения инвестиций, предложенные изменения — всего лишь небольшой и не самый важный шаг в правильном направлении.

Гораздо большей проблемой с точки зрения портфельных инвесторов на сегодняшний день являются непрозрачность отчетности компаний и «серые» схемы, которыми они пользуются. Недавний пример агрохолдинга «Мрия» показал, что даже международный аудит и иностранный листинг не гарантируют, что финансовое состояние компании соответствует ее проспектам для инвесторов.

«Любые изменения должны быть обоснованными. К сожалению, это никоим образом не касается данного законопроекта. Многое из того, что предлагается, вряд ли приведет к упрощению правоотношений и повышению защиты инвесторов, — отмечает Артут Нонко, управляющий партнер юридической фирмы «Центр правового консалтинга». — Действительно, вопрос защиты владельцев бизнеса от злоупотреблений со стороны должностных лиц, назначенных такими владельцами, является актуальным. Но правовой преградой для нормальной их защиты, прежде всего, являются устаревшие положения главы IХ (статьи 130–138) Кодекса законов о труде Украины. Однако по неизвестным причинам авторы указанного законопроекта их как раз и обошли стороной».

Зато авторы документа не прошли мимо усиления прав миноритариев, что в отечественных реалиях чревато злоупотреблениями с их стороны. В результате желание привлечь портфельных инвесторов, которые обычно покупают максимум пару процентов акций и вынуждены полагаться на законодательные гарантии их прав, а не на силу голосования, могут лишь расшатать отношения между теми владельцами бизнеса, которые им реально управляют, и теми, кто только стремится к этому.

«По сути, любой владелец пакета в 5% сможет инициировать достаточно длительный и сложный процесс против эмитента и обжаловать практически любой его договор. В каждом таком деле, естественно, можно применять обеспечение и т.п. — объяснил ZN.UA Дмитрий Шемелин, юрист ЮФ «Ильяшев и Партнеры». — Кроме того, любопытно будет посмотреть на ситуацию, когда два 5-процентных акционера подадут иски одновременно, по разным основаниям. Насколько законопроект окажет негативный эффект, будет зависеть от его применения судами. Предыдущую волну гринмейла удалось сбить, в основном благодаря судебным разъяснениям и, частично, законодательным изменениям». Как видим, и здесь реформ не так уж много, а та польза, которую принесут изменения, может быть полностью нивелирована злоупотреблениями, которым открывают дорогу нормативные новшества.

***

Что же имеем в итоге? Сборную солянку из разрозненных, оторванных друг от друга нормативных решений, анализируя которые, невооруженным глазом, можно увидеть отсутствие системного понимания реформ, масштаба изменений, их связанности между собой. Невозможно отделаться от ощущения, что правительство просто попыталось выполнить необходимую для получения кредита программу-минимум, «поставив галочки» напротив необходимых к выполнению пунктов. Получается, что без кнута и пряника МВФ Кабмин не в состоянии принимать системные решения и адекватно реформировать экономику.

Впору опасаться, что как только на государственные счета поступят первые транши, Кабмин с помпой отчитается о ста днях правительства и «заглохнет» до тех пор, пока не израсходует лимит финансирования и заодно доверия международных кредиторов. Да и насколько эффективными будут такие точечные изменения? Ведь они явно не учитывают всего комплекса нынешних экономических проблем, потребностей связанных отраслей и рынков. По сути, реформы коснулись лишь некоторых, выхваченных международными экспертами болезненных очагов кризиса и, вместо избавления от недугов, предложили устранение их симптомов, причем далеко не всех.

Юлия Самаева, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

404