В прошлом году весна в Донецке началась громко, массово и хлопотно. По улицам пошли чужие люди с чужими флагами, на площади Ленина постоянно кто-то митинговал, в итоге, 3 марта несколько сотен человек захватили здание Донецкой облгосадминистрации. В первый раз. Фактически именно этот штурм привел к захвату власти незаконными вооруженными формированиями и к началу военных действий на Донбассе.

«Туристы» из России и новые флаги

Первые дни марта на площади Ленина в Донецке ежедневно шли митинги. Людей было очень много – по некоторым данным, до 10 тысяч. В  толпе то и дело появлялись молодые и не очень люди с характерным российским акцентом. Они были воодушевлены, общались со всеми, не снижая градуса воодушевленности, а на вопрос, кто они и кем работают, давали одинаковые ответы: мужчины представлялись работниками теплосети, женщины – социальными работниками.

Уже 1 марта с флагштока у здания ДонОГА украинский стяг был сорван и взамен вывешен российский. 2 марта прошло не менее шумно: у ДонОГА появились палатки, митингующие размахивали уже не только российскими, но и георгиевскими флагами. Успокоить бушевавших сограждан смогли депутаты облсовета, которые сообщили, что завтра будет внеочередная сессия – вот там-то все их требования и будут рассмотрены. К слову, в этот день губернатор Андрей Шишацкий сложил свои полномочия. Председателем Донецкой областной администрации был назначен Сергей Тарута.

«На сессию облсовета нас, активистов и журналистов, заводили через подвалы ДонОГА и через кафе «Диалог» в этом же здании. Зайти через главный вход было невозможно – в 9:00 там уже стояли митингующие и никого не впускали. Внутрь попасть можно через несколько других входов», – рассказал донецкий активист Сергей.

После сессии, по его словам, людей попросили подождать, пока найдут человека, который всех  выведет. «Уйти сами мы не могли – лифты не работали, а лестничные пролеты в ОГА – все, вплоть до 11-го этажа – были заварены железными щитами. Мы были на четвертом этаже, когда увидели из окна, как орущая толпа «титушек» снесла ворота во внутренний двор ОГА, там, где автопарк. Было жутко это видеть, но мы же видели и милиционеров, внутренние войска, которые охраняли здание. Думали, ну, они-то нас защитят, помогут выйти. Но милиционеры спокойно стояли, курили и, кажется, не обращали внимания, что здание захватывают. Человек сто забежали во двор, начали громить окна, двери выламывать, орать голосами «Рас-си-я!» Кто-то гранату светошумовую бросил… Как потом оказалось, на главном входе творилось то же самое – толпа поднадавила и вломилась внутрь. Милиция особо не сопротивлялась», – говорит он.

«Титушки» заняли первые два этажа и отказались выпускать всех из здания. «Говорили, мол, им нужны депутаты облсовета, которые должны собраться и сложить полномочия, потому что они нелегитимны и вообще у нас теперь народная власть. А если всех выпустить, то депутаты в толпе могут выйти. Часа четыре мы топтались, пока захватившие нам не сделали «коридор позора», выстроившись по бокам, и не прогнали всех через него на выход, попутно выкрикивая гадости и оскорбления. Действительно, какие-то чиновники под видом журналистов тоже пытались пройти наружу, но их вычислили и выдернули. Захватчики в здании расположились, ночевать остались, возле входа полевую кухню организовали, костры в бочках горели постоянно, вонь жуткая», – вспоминает Сергей.

«Все было хорошо спланировано»

Житель Макеевки Михаил в марте прошлого года был среди тех, кто захватывал ДонОГА. Участвовать в акциях протеста его пригласил товарищ по спортивной секции. Парень признается, что тогда даже не подозревал, чем все обернется. «Если бы знал, что те митинги закончатся войной, – никогда бы не пошел, – говорит молодой человек.  – Для меня это была возможность заработать,  платили 300 гривен в день. Ежедневно был инструктаж от людей с акцентом: как себя вести, что нужно делать. Кроме того, нас постоянно «накручивали», что вот-вот приедет в город «Правый сектор» и тут все захватит. Все было очень хорошо спланировано. Выдавали дубинки, маски, каски. Впрочем, и в толпе было много приезжих. Но что самое интересное – милиция, можно сказать, вообще никак не препятствовала. Если у нас была задача ехать в другой город – наша колона спокойно проезжала. Каким-то странным образом по нашему маршруту буквально «испарялись» все  гаишники!»

Заместитель начальника управления информационной политики Донецкой облгосадминистрации Илья Суздалев так вспоминает эти дни марта 2014-го года: «Нам, сотрудникам ДонОГА, казалось, что мы видим просто какой-то выплеск народной энергии, что людям предоставили возможность выпустить пар, они пошумят – и все закончится. После первого освобождения ОГА – 5 марта, когда милиция объявила, что в здании бомба и всех оттуда быстро вывели, мы вернулись на свои рабочие места и даже поработали несколько дней. А после второго захвата и освобождения мы уже не обнаружили в своих кабинетах и половины того, что там было – технику, канцелярию, мебель, все разворовали, испортили, изгадили», – рассказал Илья.

5 марта здание ОГА было взято в оцепление правоохранителями. Всем находившимся в здании объявили, что в сессионном зале в проходе между сиденьями обнаружено взрывное устройство – противопехотная мина. После экстренной эвакуации и работы спасателей в зале милиционеры не впустили в здание прежних «посетителей». Почувствовав себя обманутыми, пророссийские активисты устроились на площади перед ОГА и отказались покидать ее. Через два дня здание снова было захвачено. Уже надолго.

Станислав Донец, Василий Зайцев , ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

356