Любые атаки на государственные органы власти чреваты негативными последствиями для всей страны.

Такое мнение высказал корреспонденту ForUm’a политолог, председатель правления Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимир Фесенко, комментируя факт разгона участников «Финансового майдана» у стен Национального банка Украины вечером 26 февраля.

Он пояснил, что не хотел бы делать скорых выводов из этой ситуации, поскольку в ней нужно разобраться, определить, кто принимал решение, почему, был эксцесс исполнителя или другие проблемы.

Фесенко отметил, что разгон митинга свидетельствует о том, что «у нашей милиции остались родовые болезни». «У человека с дубинкой всегда есть агрессивные инстинкты», - сказал он.

«Был вопрос, кто отдавал приказ, были ли какие-то противоправные действия со стороны участников этой акции? Тут не берусь судить. Меня там в это время не было. Но, допустим, если были попытки штурма, прорыва в здание НБУ, то действия правоохранительных органов были правильные. Сейчас самое худшее и опасное, что может быть – это захваты государственных зданий и дезорганизация работы органов власти. Даже несмотря на относительное перемирие на востоке, война не закончена. И любые атаки на государственные органы чреваты очень негативными последствиями для государства в целом. Поэтому любая попытка атак, штурмов, должна пресекаться достаточно жестко», - заявил Фесенко.

 

«С другой стороны, я так понимаю, там были достаточно несерьезные эксцессы. Скажем так, были допущены превышения власти. Но люди, у которых есть оружие, к сожалению, склонны к этому. Найти золотую середину здесь очень сложно», - отметил политолог.

При этом Фесенко подчеркнул, что руководство страны должно понимать, что сейчас возникло крайне негативное и даже агрессивное отношение в обществе к руководству Нацбанка.

«Поэтому необходимо принимать политические решения. Иначе это недовольство выплеснется не только по отношению к руководству НБУ, но и ко всему руководству страны», - отметил он.

«А то, что произошло, знаете, есть такое понятие – эксцесс исполнителя. Скорее всего, именно это имело место», - добавил эксперт.

По его словам, принимал ли начальник райотдела решение самостоятельно, зависело от ситуации.

«Есть ситуации, находящиеся полностью в компетентности министра. Это, например, какие-то сугубо локальные конфликты. А есть политические акции резонансные, которые носят практически общенациональный характер, например, как Майдан. Сомневаюсь, что решение по зачистке Евромайдана в ночь с 29 на 30 ноября 2013 принималось начальником городской милиции. В данном случае (по инциденту у стен НБУ, - Ред.), если была угроза штурма, тут речь идет о правительственном квартале, то какое-то согласование могло быть. То есть, с учетом всей нашей истории протестных акций, особенно возле правительственных учреждений, какое-то согласование (могло иметь место, – Ред.), не обязательно с Аваковым, оно могло быть с кем-то из заместителей министра. Но рискну предположить, что начальника райотдела сделали просто «козлом» отпущения», - добавил он.

Фесенко отметил, что, если начальник райотдела в этот момент находился на месте и лично руководил ликвидацией этого палаточного городка, то тогда он, конечно, должен нести персональную ответственность.

«Он должен был не допустить жестокости. А если его не было, и ситуацию не взял под контроль тот, кто этим руководил, то нужно снимать этого человека», - считает политолог.  

Татьяна Мацур, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

119