Прошел почти год с тех пор, как на Донбассе начались боевые действия, а из уст украинских политиков полились речи о том, что на востоке страны против наших солдат воюют российские военнослужащие, которых то и дело снабжают оружием из РФ. За это время Украина пережила ни одну трагедию и похоронила ни одну тысячу людей – как военных, так и гражданских.

Тем не менее, дальше публичных обвинений России в терроризме долгое время украинские власти особо не заходили. Лишь недавно было заявлено о том, что СНБО ввел санкции против ряда российских компаний и лиц. Но говорить о том, что торговые связи между странами полностью разорваны, нельзя. Продолжается сотрудничество в энергетической сфере. Да и дипломатические отношения, какими бы они ни были, все еще остаются в силе. Военное положение на Донбассе никто не объявлял. И, фактически, Украина и Россия остаются партнерами в части сотрудничества по ряду отраслей.

Наряду со всем этим, Верховная Рада проголосовал за признание РФ государством–агрессором, и призвала мировую общественность сделать то же самое. Обращение, принятое украинскими парламентариями направлено в адрес ООН, Европарламента, ПАСЕ, Парламентских Ассамблей НАТО, ОБСЕ и ГУАМ, а также национальных парламентов государств мира.

Помимо этого в тексте обращения поднимаются вопросы об усилении санкций в отношении Росси, а также предоставления Украине военной и гуманитарной помощи. Отдельным пунктом также значится призыв временно ограничить полномочия российской делегации в ПАСЕ.

Насколько важен для Украины этот документ и не станет ли он очередной исключительно декларативной мерой, разбирался ForUm.

Мнения экспертов относительно значимости принятого обращения разнятся. Одни говорят, что этого мало и вряд ли оно приведет к ожидаемому результату, вторые – называют его сигналом тревоги и полагают, что на этот призыв уже успели откликнуться в мире.

Директор Центра исследований армии, конверсии и разоружения, военный эксперт Валентин Бадрак называет вопрос о своевременности принятия данного решения риторическим. И отмечает, что «конечно, было бы хорошо, если бы оно было принято раньше».

«Хорошо было бы если бы, например, гособоронзаказ на прошлый год был подписан не в июле, а в апреле. А нынешний - в январе. А он до сих пор не подписан. То есть, мы где-то тормозим сами, ожидая помощи. Но какие-то фланги отстают, какие-то идут вровень. Но логика  в том, что какие-то действия происходят и это самое главное», – считает он.

Экс-министр иностранных дел Украины Владимир Огрызко говорит, что по своей природе, решение признать Россию страной-агрессором правильное. Хотя бы потому, что сделав это, Украина имеет формальные и моральные основания обращаться к членам мирового сообщества с просьбой последовать ее примеру. По его словам, такая позиция мира означала бы, что отношения с РФ приводятся в совсем иную политическую и правовую площадь. «Потому что тогда необходимо применять весь набор санкций, предусмотренных международным законодательством по отношению к государству-агрессору», –  объясняет Огрызко.

Но пока, по его словам, на Западе не хотят прекращать все возможные контакты с Россией. Поскольку, здесь задействованы, в том числе и очевидные финансовые интересы, от которых там пока не хотят отказываться.

По словам Валентина Бадрака, трудно судить насколько документ будет эффективен, если Запад так и не признает РФ страной-агрессором. Поскольку, по мнению эксперта, многое зависит от дипломатической работы. К тому же, как отмечает он, есть объективный фактор противодействия российской стороны на международной арене, в том числе, активный поиск Россией союзников. «Поэтому вопрос сложный и многогранный. Ответить на него однозначно реально не возможно. Но я думаю, что все равно, логика состоит в том, что нужно действовать, реализовывать различные мероприятия. Потому что все понимают, что только военным путем решить задачу этого противостояния с Кремлем невозможно. Соответственно, должна быть комбинированная система мероприятий, в которую будут входить и силовые методы, то есть готовность украинских сил обороны, и дипломатическая, и политическая поддержка, и экономика, и информационная борьба», - считает он.

Свое мнение на счет признания украинским парламентом России государством-агрессором и у директора Фонда украинской политики Костя Бондаренко. Он все же склонен полагать, что принятый Верховной Радой документ никаких новых политических возможностей для Украины не открывает. Мало того, закрывает старые. К тому же, по факту, теперь Россия для Украины одновременно и стратегический партнер и государство-агрессор.

В свою очередь, политолог, председатель правления Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимир Фесенко называет принятый документ неким сигналом тревоги и призывом о помощи, как дипломатической, так и военной.  На которые, по его мнению, уже откликнулись. В частности, канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Франсуа Олланд.

При этом, он отметил, что усиление санкций против России возможно в случае, если будут попытки захвата крупных городов. Таких, к примеру, как Мариуполь. Поскольку, это будет являться показателем того, что речь идет не о локальных боях, а о том, что война приобретает новый масштаб. Вторым критерием, по мнению Фесенко, может стать использование авиации.  «Если будет либо захват Мариуполя, либо использование авиации, во-первых, будут новые санкции. Во-вторых, будут поставки летального оружия Украине. В первую очередь, со стороны США», - считает политолог.

У европейцев же, по его мнению, будет разная реакция на этот счет. «Нас лучше понимают те, кто на границе с РФ. Поскольку они понимают, что могут быть следующими. Поэтому они за то, чтобы поддерживать Украину оружием», - отмечает Фесенко.

Валентин Бадрак говорит, что к сегодняшнему дню можно сделать вывод, что западное сообщество все еще очень колеблется в части реальной помощи Украине. «Не на политическом, дипломатическом уровнях, а (с тем, чтобы – Ред.) стать реальными союзниками. В том числе обеспечить возможность получения вооружений прямого поражения, то есть ударных систем и открыть новый этап военно-технического сотрудничества. Когда Украина будет так же, как и члены НАТО, получать, например, необходимые технологии для того, чтобы осуществить, во-первых, импортозамещение комплектующих, в которых участвовали российские предприятия, а во-вторых, создание и производство новых систем вооружения», - полагает военный эксперт.

По его словам, для всего этого сегодня есть серьезные преграды. «На фоне колебаний администрации Обамы и требований ряда влиятельных конгрессменов все-таки помочь Украине летальным оружием, такие европейские игроки, как Германия и Франция, фактически блокируют возможные поставки и выступают против. В связи с этим украинская сторона ищет все смежные, любые возможности для того, чтобы все-таки, с одной стороны, либо привести к прекращению огня в зоне боевых действий и, с другой стороны, нарастить свои оборонные возможности до такого уровня, когда они станут фактором сдерживания агрессии Кремля. Вот именно для этого предпринимаются такие попытки (как признание России страной-агрессором и обращение к мировому сообществу сделать то же самое – Ред.)», - считает Бадрак.

Исходя из этого, можно предположить, что хотя мнения экспертов несколько и отличаются, все же все сводится к тому, что признание нашим парламентом Россию страной-агрессором, имеет скорее политический характер. И его практическая реализация зависит больше от внешних политических игроков, нежели от самой Украины.

Татьяна Мацур , ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

1279