Заявление НБУ об отказе от индикативного курса гривны, а как следствие, переходе к рыночным механизмам курсообразования, взбудоражило информпространство. Оно и неудивительно: лавировать среди множества существующих курсов и банковских уловок в условиях нестабильной экономики удовольствие маленькое. Впрочем, вместе с тем в сообщении регулятора есть примечание и том, что административные рычаги влияния на рынок могут вернуться, если для этого возникнут предпосылки. То есть, курс то ли рыночный, то ли регулируемый.

О том, что повлекут за собой эти заявления, и как они повлияют положение гривни, которое и без того не слишком устойчиво, ForUm спросил у украинских экономистов.

«Пока это все мифы. Пока существуют 4 или 5 курсов и огромная разница между рыночным и официальным курсом. Сначала нужно устранить эту коррупционную систему в валютной политике, которая возникла 3-4 месяца назад, а потом уже думать о каких-то предпосылках (в случае которых НБУ после перехода на единый рыночный курс может прибегнуть к административным рычагам на валютном рынке – Ред.)», - считает экс-заместитель главы НБУ Александр Савченко.

По его словам, для этого необходимо отменить все административные ограничения на покупку валюты, снятие ее со счетов, перестать пугать кредиторов, инвесторов и т.д. «То есть начать хотя бы в основе своей цивилизованную политику. Тогда появится один курс», - добавил он.

Говоря об уровне единого курса гривни, который может быть установлен, он отметил: «Он, конечно, будет тяготеть к черному рынку. Сейчас (курс на черном рынке. – Ред.) 20-21 грн за доллар. Если быстро и правильно перейти к единому курсу, он где-то будет между 18 и 19 грн за 1 доллар», - предположил эксперт.

Впрочем, многие эксперты сходятся во мнении, что «ручное управление» гривней отменено не будет по целому ряду причин, а даже если и будет, то ненадолго.

Так, одной из предпосылок для влияния на валютный рынок посредством административных рычагов после установления единого рыночного курса гривни для Национального банка Украины может стать неполучение Украиной международной финансовой помощи. Такое мнение выразил финансовый эксперт Эрик Найман.

Он отметил, что НБУ понимает риски, висящие над Украиной. По его словам, среди них - угроза более полномасштабного военного конфликта, а также неполучение Украиной международной финансовой помощи.

«Вот два, по сути, ключевых момента. Если сработает хотя бы один из них, то НБУ прибегнет к ручному управлению», - предположил Найман.

Относительного того, может ли Нацбанк установить единый рыночный курс на уровне 21 грн за 1 доллар США, эксперт однозначных прогнозов не делает.

«Не знаю, какой курс поставит НБУ. Думаю, 21 грн за доллар – многовато. Это более спекулятивный курс на очень ограниченном участке рынка. Более широкий рынок находится ниже, как по мне. Но не знаю. Это вопрос к НБУ», - резюмировал Найман.

«Если говорить о едином курсе, то нужно убирать причину различий между индикативным и другими курсами. А причина в том, что валюты слишком мало для удовлетворения спроса по индикативному курсу. Потому этот курс на межбанке должен дрейфовать до того уровня, когда банки уже не будут вводить комиссии и другие платежи для фактического обмена, а курс в обменниках также сбалансируется. Утверждать, что курс валюты поднимется на уровень черного рынка, я бы не стал. Колебания, конечно, будут, из-за большого отложенного спроса. Но в итоге выйдет некая средняя величина, ведь все-таки сейчас часть спроса удовлетворяется по регулированному курсу. Ясно, что будут работать разного рода инструменты девальвационного давления, но это уже другая история», - полагает президент Центра антикризисных исследований Ярослав Жалило.

В то же время, эксперт считает маловероятной ликвидацию существующих ныне административных ограничений на валютном рынке.

«Дело в том, что я не думаю, что Нацбанк отменит административные рычаги, существующие сейчас. Это рычаги, которые первым делом должны обезопасить рынок от спекулятивных сделок, недобросовестного влияния. Насколько я понимаю, об отмене этих мер речь не идет. Речь идет только о том, что отменяется индикативный курс, относительно которого насчитывалась маржа для банков. А поскольку фактически валюты на рынке слишком мало в сравнении с существующим спросом, то рынок сам начал регулировать то, как обходить эту маржу. К примеру, появились комиссионные платежи в банках и так далее», - сообщил Жалило.

Помимо этого он не исключает, что НБУ может вернуться к индикативному курсу после установления баланса на валютном  рынке.

«Вернется ли НБУ к установлению индикативного курса? Мне кажется, что в ситуации, которую мы на сегодня имеем, с резервами и на рынке, это может произойти только, когда спадет ажиотаж на валютном рынке и курс будет более-менее сбалансированным с объемами спроса на иностранную валюту. Тогда, в принципе, можно будет вернуться к индикативному курсу и урегулировать некоторые отклонения», - заключил эксперт.

Также экономисты отмечают, непоследовательность действий НБУ, что в свою очередь не лучшим образом сказывается на национальной валюте.

«Нужно понимать, что в данной ситуации от Гонтаревой (глава НБУ – Валерия Гонтарева. – Ред.) зависит не все. Понятно, что есть влияние экономической, политической ситуации, когда в стране идет война, есть значительное падение промышленного производства и ВВП, дефицит платежного баланса, золотовалютные резервы сократились и на начало года составляли только 7,5 миллиардов долларов. Понятно, что есть объективные причины для проблем в валютной политике. Но с другой стороны и сам НБУ вел себя очень непоследовательно. Те ограничения, которые Нацбанк сейчас пытается снять, или объявляет об  их снятии, он же их и ввел», - считает   экономический эксперт Сергей Киселев.

По его мнению, регулятор не может прийти к единой системе на валютном рынке.

«Даже практика нескольких курсов, даже практика индикативного курса, введенные уже во времена, когда Гонтарева была руководителем НБУ. Эта непоследовательность ситуацию никак не облегчает, а только ухудшает. Фактически Нацбанк суетится, мечется между введением новых мер ограничения (в том числе и вопрос обязательной продажи валюты экспортерам), и разговорами о либерализации. Нет четкого понимания, будет ли более либеральная система или нет.  Эти метания только ухудшают ситуацию», - объяснил он, добавив, что отмена индикативного курса сейчас фактически означает сведение всех курсов, существующих на рынке.

Более того, эксперты отмечают, что заявления Национального банка Украины об отказе от индикативного валютного курса являются отговорками, призванными скрыть реальное положение дел.

«Если курс плавающий, то они (руководство НБУ, - авт.) должны об этом говорить, если он не плавающий, тогда они должны держать его. Эта «раздвоенность сознания» не позволяет принимать необходимые меры. При плавающем курсе эти меры нельзя применять, но они их применяют и говорят, что курс не плавающий. Но применяют эти меры тоже не до конца, и получается, что система валится сама по себе. Это просто декларативная отговорка о том, что курса мы удержать не можем и переходим к тому, чтобы он не «мельтешил», потому что двух курсов быть не может. Подозреваю, что это еще и требование МФВ, ведь множественность курсов для них является раздражающей красной тряпкой», - считает экс-заместитель главы НБУ Сергей Яременко.

«Они просто не могут напрямую заявить, что произошел полный провал политики плавающего курса. Курс шел своим путем, который неподвластен ни уму, ни теоретической подготовке нынешнего руководства НБУ», - добавил эксперт.

Также экономист полагает, что по факту административные меры на валютном рынке устранены не будут.

«В любом государстве, в любой экономике, рынок развивается в рамках законодательных норм, являющихся административными ограничениями. Только называют их не ограничениями, а законодательными нормами. Найти границу между тем, что регулируется в либеральных рамках, и тем, что регулируется в рамках, требующихся для нашей экономики, которую завели в тупик абсолютно неприемлемые принципы организации валютного рынка, несложно. Всегда присутствуют какие-то ограничения. Они могут быть не на валютном рынке, а в гривневой части, что является сегодня основным. Ограничения выемки вкладов, кредитования, ликвидности, расчетов – это и является косвенным влиянием на валютный рынок», - пояснил он, подчеркнув, что рано или поздно придется принять жесткие меры для выхода из кризиса.

Отдельные экономисты и вовсе полагают, что заявление о переходе на единый рыночный курс можно расценивать как капитуляцию Национального банка Украины.

«Такое заявление – это фактически признание капитуляции НБУ. Нацбанк говорит о том, что у него больше нет эффективных инструментов, используя которые он мог бы контролировать этот рынок», - сказал директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник.

«То есть, это признание своего поражения, за которым должно последовать заявление об отставке как минимум руководства НБУ», - добавил он.

По его словам, если действительно будет установлен единый курс, то он будет на уровне того, который сегодня закреплен на черном рынке.

«На сегодня он составляет 21-22 грн за доллар. Если будет установлен другой курс, то он не будет единым. Потому что разница между реальным курсом, безусловно, моментально появится», - отметил он, добавив, что таким образом продолжит существовать черный рынок.

Относительно условий, в которых НБУ может прибегнуть к регулированию курса посредством административных рычагов, он отметил: «Условие только одно – если появятся дополнительные золотовалютные резервы. Например, наши западные партнеры предоставят через транши, структуры МВФ и ЕБРР, тогда, может, у Нацбанка появится какой-то инструмент влияния на этот валютный рынок, и он попытается каким-то образом его регулировать».

Валентина Дудко, Татьяна Мацур, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

1253