Частные животноводы могут оказаться вне закона. С 1 января 2015 г. на продовольственных рынках нельзя будет торговать мясом дворового забоя, домашним молоком и творогом. Соответствующий закон парламент принял еще летом. Но государство брало на себя обязательства по разработке и открытию сети пунк­тов приема молока и молочных продуктов от населения, а также точек по убою животных. Намерения так и остались на бумаге, пишет «Капитал».

Без переходного периода, предупреждают фермеры, рынок животноводческой продукции сократится на треть, а сами аграрии начнут «играть в прятки» при помощи коррупционных схем.

Введение запрета на продажу домашнего мяса, молока и творога было предусмотрено при вступлении Украины во Всемирную торговую организацию (ВТО) еще в 2008 году. В 2013 г., накануне подписания Соглашения об ассоциации с Европейским Союзом, этот вопрос особенно актуализировался, поскольку условия ассоциации предусматривают гармонизацию украинского законодательства с европейским.

Профильные чиновники это обязательство восприняли негативно. «Я даже не могу себе представить, как приеду в свое село и скажу: «Все, ребята, сала не будет, свежины не будет, мы живем по европейским требованиям. Это выглядит как своеобразная оккупация», — возмущался тогдашний министр аграрной политики и продовольствия Николай Присяжнюк.

В то время в министерстве обсуждался вопрос отсрочки вступления в силу запрета на пять лет (до 2020 г.) с целью оборудования специальных пунктов по забою скота. По оценкам Минагрополитики, затраты на это превысили бы 2,03 млрд грн. Однако из‑за революционных событий ни реализовать задуманное, ни изменить законодательство депутаты и чиновники не успели.

Требование ВТО не лишено здравого смысла. При забое животных в подворьях, а также при приготовлении молочной продукции в домашних условиях очень сложно проконтролировать соблюдение всех санитарно-гигиенических требований, указывает эксперт аграрных рынков ассоциации «Украинский клуб аграрного бизнеса» Алина Жарко. «Когда спекулянты закупают животных в хозяйствах населения, забивают у себя дома, а потом продают на рынке, места забоя характеризуются наличием неприятного запаха, отходов, что способствует появлению большого количества насекомых, которые могут переносить инфекции», — добавляет она. На специализированных бойнях ситуация намного благоприятнее, потому что там соблюдается температурный и санитарно-гигиенический режим.

Но введение запрета без переходного периода негативно скажется на работе небольших ферм, производящих около 30 % мяса и 75 % молока от общего объема. «Для многих селян скотоводство — единственный заработок», — говорит глава Всеукраинского аграрного совета Денис Марчук.

Если запрет вступит в силу, то многие фермеры будут вынуждены сократить производство домашнего мяса, молока и творога. Украинский рынок животноводческой продукции просядет минимум на 20 %, прогнозирует президент Ассоциации фермеров и частных землевладельцев Николай Миркевич. «Все, что фермеры произведут, они вряд ли смогут съесть сами», — поясняет эксперт.

Многие фермеры не будут отказываться от единственного заработка, а предпочтут решать свои проблемы по старинке, при помощи уже давно обкатанных схем. По мнению советника юридической фирмы «єПраво» Виталия Власюка, как вариант обхода закона можно «придумать массовый всплеск случайной смерти среди животных: например, шел теленок, оступился, упал и умер. Формально забоем это считаться не будет». Можно еще покупать липовые сертификаты, которые позволят фермерам реализовывать свою продукцию на рынках и переработчикам, добавляет руководитель аналитического департамента консалтинговой компании «ААА» Мария Колесник.

Если же фермеры предпочтут соблюдать закон, то эти функции возьмут на себя посредники. «Продукция будет реализовываться по более низким ценам через перекупщиков, которые смогут обойти запреты», — допускает специалист департамента инвестиционного банкинга Pro Capital Investment Сергей Парпуланский.

Селянам необходим переходный период для адаптации к новым условиям работы. «Нужно создать альтернативу дворовому забою — специальные убойно-санитарные пункты или цеха, которые могли предоставить хозяйствам населения широкий спектр услуг забоя животных, хранения мяса, формирования товарных партий и возможности реализации», — говорит Жарко.

Директор оптового рынка живого скота «Чародей» Василий Полищук отмечает, что один из способов решения проблемы тенизации рынка — создание сети оптовых рынков живого скота. По его подсчетам, достаточно шести оптовых рынков, чтобы заниматься скотоводством было выгодно.

Можно обратиться и к модели кооперативного движения. «Именно наличие кооперативов будет гарантировать добросовестному фермеру получение прибыли, а переработчикам — качественное сырье. Иначе мы так и останемся страной с нереализованным потенциалом по обеспечению продовольствием», — говорит Марчук.

Государству следует начать с облегченного режима в отношении этого проекта: объяснять, помогать крестьянам со всеми формальностями и не привлекать к ответственности. «Год лайт-режима позволит постепенно найти необходимую точку баланса интересов всех сторон», — заключает Власюк.

ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

276