Как часто вы видите на улицах, в магазинах, в транспорте людей на инвалидных колясках? Нет, не во время благотворительных мероприятий, социальных акций или других подобных событий, а в нашей обыденной, повседневной жизни? Не часто.

Но это не значит, что их нет. Украинцев с инвалидностью не видно, потому что они физически не могут добраться из пункта «А» в пункт «Б» без специально обученного помощника. Получается эдакая армия невидимок, которые вроде бы есть, но в то же время их и нет.

Причем армия эта сейчас постоянно пополняется искалеченными солдатами, вернувшимися из зоны АТО. Сколько их сейчас и сколько еще будет, неизвестно. Но рано или поздно, так или иначе, а им, некогда физически крепким и здоровым, придется попытаться добраться из пункта «А» в пункт «Б». Точно так же, как это сейчас делают тысячи спинальников по всей стране. И вскоре они узнают, насколько непреодолимым может быть обычный пешеходный переход, как сложно купить что-то в магазине, как можно получить еще одну серьезную травму из-за обычной дыры в тротуарной плитке.

P.S.: Фотоснимки для этой статьи были сделаны, когда в Киеве стояла сухая и солнечная погода. Сейчас же на улице снег и гололед, что только усугубляет проблему.

Полоса препятствий в центре города

Показать корреспондентам ForUm`a столицу такой, какой ее видит человек в инвалидной коляске, согласился глава всеукраинской общественной организации «Ассоциация инвалидов-спинальников Украины» Иван Марусевич. Мы встречаемся на Подоле, у памятника Григорию Сковороде, где всегда много студентов, туристов и мам с детьми. Впрочем, локация непринципиальна – материал для подобного репортажа можно найти в любом месте в любом украинском городе.

Первое препятствие – обычный бордюр. Перешагнуть его легко, но для коляски он непреодолим. Впрочем, дорогу приходится выбирать особенно тщательно, потому что, если колесо попадет в одну из многочисленных выбоин в асфальте, это чревато падением и травмами.

Неподалеку находится остановка общественного транспорта. Впрочем, до нее еще нужно добраться.

«Общественный транспорт в Киеве - один из лучших в плане модификации. Есть низкопольные автобусы, троллейбусы. Но ведь не транспорт обслуживает пассажиров, а водители, которые им управляют. Потому ситуация не поменяется до тех пор, пока не будут внесены поправки в служебные инструкции. Например, в инструкции водителя автобуса должно быть записано, что, встретив человека с явными признаками инвалидности (человек на коляске, незрячий человек), водитель обязан оказать тому помощь в посадке и высадке из общественного транспорта. В странах Западной Европы и большинстве стран постсоветского пространства такие правила есть», - рассказывает Иван Марусевич, ловко лавируя между вышеупомянутыми выбоинами.

На остановке как раз стоит один из низкопольных автобусов, закупленных под Евро-2012. Правда, чтобы попасть внутрь, нужно снова как-то преодолеть высокий бордюр. К слову, на презентации этих автобусов журналистам рассказывали, что специальный пандус для людей с инвалидностью в этой модели должен по требованию опускать и поднимать водитель.

«Как сесть в этот автобус, я ума не приложу. Водитель остановился так, что попасть в этот автобус невозможно. Видя человека на инвалидной коляске, водитель сам должен выйти, не нужно об этом просить, это его обязанность. Если я сейчас попрошу о помощи молодых ребят, то они и занесут в автобус, и вынесут из него. Но это же не метод. Этот автобус куплен для того, чтобы инвалиды могли им нормально пользоваться», - комментирует ситуацию наш провожатый.

Спрашиваем у водителя, вышедшего покурить в ожидании пассажиров, есть ли такой пункт в его служебной инструкции.

- Было вписано, а сейчас не знаю, - отвечает он.

- А как же нам зайти?

- Ну, я могу ближе к бровке подъехать, - говорит водитель, отходя в сторону.

К маршрутке подходить вообще бесполезно.

«В лицензионные документы, которые получают перевозчики, включен пункт о том, что на каждом маршруте должно быть определенное количество транспортных средств, оборудованных для нужд инвалидов. То есть и часть маршруток должна быть доступна для людей с инвалидностью. Но этих предписаний никто не выполняет, за очень редкими исключениями», - добавляет Иван Марусевич.

По его словам, примерно такая же ситуация и в метро. Новые станции хорошо приспособлены для нужд инвалидов. А переоборудовать старые руководство подземки не собирается.

Между прочим, в Киеве, Львове, Донецке, принимавших Евро-2012, с общественным транспортом ситуация немного лучше, чем в остальных городах, где о низкопольных автобусах, троллейбусах и трамваях мало кто слышал.

Экстрим с элементами дискриминации

А мы идем дальше – через многочисленные бордюры, которые никто и не подумал занизить хоть где-то.

«Среда должна быть приспособлена таким образом, чтобы человек без посторонней помощи мог сесть в коляску и свободно передвигаться по городу. А этого, к сожалению, нет. Людей с инвалидностью на улицах не видно не потому, что их нет. Просто вся среда обитания состоит из барьеров, ступенек. Есть люди, которые на улицу не выходят годами. Это те, кто живет в старых домах без лифтов, пожилые», - рассказывает Иван Марусевич.

На нашем пути попадается строительный забор, сооруженный вокруг Гостиного двора. Слева – оживленная дорога, справа – специальный крытый тротуар. Но проехать по условно безопасной полосе, выделенной для пешеходов, на инвалидной коляске нельзя – нет пандуса.

Потому передвигаться приходится по проезжей части, через импровизированную парковку и несущиеся на приличной скорости автомобили.

«В Киеве для людей с инвалидностью подстричься, полечить зубы, заехать куда-то поесть – это огромная проблема. Среди общепита доступно всего несколько кафе да «Макдональдс». Возможности человека с инвалидностью ограничены на каждом шагу», - сетует Иван Марусевич, выбирая место, где можно хоть как-то переехать трамвайные пути. А дальше – снова выбоины на тротуарах и бесчисленные бордюры.

Складывается впечатление, что хуже бордюров для колясочников могут быть только ступеньки. Из-за них невозможно попасть в большинство магазинов, аптек, супермаркетов.

«В супермаркеты доступ хороший, там все делалось для того, чтобы люди могли свободно передвигаться с тележками. С аптеками сложнее. Единичны случаи, когда в аптеках есть специальные пандусы. Большинство небольших магазинов для этого не приспособлено. Самое страшное, что сейчас при строительстве или реконструкции зданий пандусы делают, но они не отвечают даже элементарным нормам. К сожалению, таких случаев тоже немало», - говорит Иван Марусевич.

«Мы выбираем те магазины, где можно хоть как-то проехать на коляске. Маленькие, тесные торговые точки мы стараемся не посещать. Просить кого-то принести хлеб, какие-то продукты не всегда удобно. Хочется ведь купить именно то, что нужно и нравится. Конечно, люди всегда откликаются на такие просьбы, стараются помочь, продавцы в магазинах не отказывают. Но, когда вы приходите в магазин, вы же покупаете именно то, что вам нравится. Мы же вынуждены брать то, что вынесут. Это просто-напросто дискриминация людей с инвалидностью на ровном месте. А дискриминация у нас запрещена законом», - продолжает он.

А тем временем мы идем мимо летних террас нескольких ресторанов, из-за которых и так не слишком широкий тротуар стал еще уже.

Оказывается, в большинство кафе и ресторанов человеку на коляске путь заказан. Он, снова-таки, не сможет физически преодолеть все ступеньки, проехать в узком зале. И еще одна интимная подробность – воспользоваться специальным туалетом инвалиду тоже нереально по причине их отсутствия.

Пытаемся зайти попить кофе в каждое из встречающихся на пути заведений. Пандусов там нет. Ко входу ведут крутые ступеньки. В двух ресторанах удивленные и растерянные хостес просто-напросто нам отказали. В третьем нам предложили подождать, пока администратор придумает, как поднять коляску и пронести ее по залу. Как объяснил Иван Марусевич, в украинском законодательстве прописаны все нормы строительства, касающиеся инвалидов. Но на них все закрывают глаза, потому даже в новых магазинах и кафе нет пандусов, а персонал круглыми глазами смотрит на желающего пообедать инвалида.

Дальше мы рассматриваем ступеньки, ведущие в детский дом творчества, парковку для инвалидов, заставленную обычными автомобилями.

«Знаете, людей, принимавших участие в АТО и получивших те или иные ранения опорно-двигательного аппарата, повреждения позвоночника, парализованных, к сожалению, много. Я не могу назвать точную цифру. Мы немного работали с некоторыми госпиталями. Так вот, бывало, что в одном госпитале одновременно лежали 30-40 человек с такими тяжелыми травмами. А госпиталей в Украине очень много, и все они были переполнены такими ранеными, особенно когда шли интенсивные бои. Когда эти ребята попробуют вернуться в социум, они ужаснутся всему, с чем им придется столкнуться, со всеми этими барьерами. Вчера они еще были молодыми и здоровыми, ходили везде и всех этих проблем не замечали. А когда они вернутся к этим реалиям, это будет очень тяжело и страшно», - считает Иван Марусевич.

«Многие люди с инвалидностью работают. Еще больше таких людей хотят работать, получать образование, быть полезными обществу, государству. Но условия для этого не созданы, у этих людей просто нет для реализации всех своих желаний возможностей. Государственные строительные нормы в плане доступности для людей с инвалидностью выписаны очень детально, но их постоянно нарушают. Не из-за того, что дорого. Нет просто желания их выполнять, и нет ответственности за нарушение этих норм. Если бы застройщики или те, кто ведет дорожные работы, лишались бы лицензии в случае нарушения этих норм, они бы все четко выполняли. А на сегодня таких рычагов влияния нет, потому они и делают что и как им захочется», - убеждает он.

Итак, в общей сложности мы преодолели несколько сотен метров. Слово «прошли» здесь, к сожалению, неуместно. Если бы не наш фотограф и помощница Елена, то маршрут пришлось бы прокладывать только вокруг памятника Григорию Саввичу – дальше без посторонней помощи никак. Оказалось, что даже в центре столицы человека с инвалидностью ждет самая настоящая полоса препятствий. Можно смело предполагать, что в других городах обстановка отличается не в лучшую сторону. Большинство окружающих смотрели на нас с удивлением, и мы лишний раз убедились в том, что человек на инвалидной коляске на наших улицах – зрелище редкое. Исключение – мамы с детьми, в их взглядах читалось искреннее сочувствие. И это только крохотная часть барьеров, с которыми каждый день сталкиваются тысячи инвалидов. А ведь есть еще поезда, многоэтажки без лифтов, незаасфальтированные дорожки возле жилых домов - и общество, которому, наверное, выгодно все это не замечать.

Готовы ли искалеченные мужчины, пережившие войну и ранения, присоединиться к армии невидимок и ежедневно воевать один на один со слишком высокими бордюрами или выщербленными тротуарами? Или, может, у давней проблемы есть другое решение?

Валентина Дудко, фото Алексей Макульский, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

2508
Теги