Страсти по внезапному пожару, фактически уничтожившему любимый многими киевлянами кинотеатр «Жовтень», несколько улеглись. Из помещения откачали воду, приводят в порядок более-менее сохранившиеся помещения, собирают уцелевшие вещи и документы. Снаружи последствия пожара не слишком заметны, но, зайдя внутрь, понимаешь, что кино здесь показывать не будут еще долго.

Впрочем, кинотеатр будет жить. По крайней мере, в этом уверена его директор Людмила Горделадзе, с которой беседовал корреспондент ForUm’а.

- Людмила Борисовна, сколько конфликтов и скандалов пережил кинотеатр «Жовтень» за годы вашей работы?

- Я работаю директором коммунального предприятия «Кинотеатр «Жовтень» с апреля 2000 года. Когда я пришла, здесь было очень много арендаторов, кино не показывали, здесь был ночной клуб. Это предприятие влачило жалкое существование. Через полгода после моего прихода мы открыли большой зал, установили там систему Dolby. Тогда какие-то деньги нам дали городские власти, какую-то часть финансов выделили районные, но большую часть денег мы взяли благодаря моим, так сказать, определенным отношениям и авторитету среди «киношных» организаций. Эти деньги были получены с отсрочкой платежа. Потом два года мы выплачивали рассрочку за систему Dolby, новый экран, отремонтированные кресла и фасад, многие другие вещи.

Кинотеатр ожил, хотя тогда у него был только один кинозал. Когда он начал работать и некоторым людям стало понятно, что здесь вроде бы «что-то есть», в 2003 году к бывшему мэру Киева Омельченко обратились какие-то люди с требованием передать кинотеатр «Жовтень» на баланс существовавшего тогда юридического лица «Дворец ветеранов». То есть никакого дворца у них не было, а юридическое лицо такое было. Пришли молодые ребята детородного возраста, сказали, что они ветераны и им мэр Омельченко обещал это здание. Мы возмутились - я имею в виду коллектив кинотеатра - и обратились к общественности. Это был первый случай, когда мы «отбили» кинотеатр благодаря громаде. На то время мы работали почти три года, и нас люди уже полюбили.

Тогда мы, повторяю, отбились. Затем, в целях защиты, создали общество с ограниченной ответственностью из членов трудового коллектива. Это общество «Киноман», созданное в 2003 году, 11 лет тому назад. Потом мы попросили взять этот имущественный комплекс в аренду. Нам этого не позволили. 11 лет на сессию Киевсовета этот вопрос не выносился. Мы обратились в суд и в 2005 году выиграли дело. Судья принял решение, согласно которому договор аренды был заключен. С тех пор мы арендаторы.

Но власть не успокоилась. Она пыталась находить все новые и новые формы борьбы с таким вот неугодным коллективом, чтобы приспособить это помещение для каких-то других целей. Кинотеатр и продать с аукциона пытались, и передать его в концессию, и иск о выселении подавали в 2007 году. Мы выиграли процессы в четырех инстанциях по этому иску. В 2010 году один из депутатов стал требовать это помещение теперь уже якобы для «Дворца молодежи». Он стал обращаться в разные контролирующие органы с клеветой на нашу деятельность. Но все проверки ничего не выявили. Тогда депутат обратился в прокуратуру с просьбой отменить решение суда, по которому был заключен 15-летний договор аренды.

Это начало истории. Середина ее не так интересна. Пошли судебные иски: 13 были в нашу пользу, четыре – не в нашу. Мы продолжали отстаивать кинотеатр и при этом работали, развивались, вели деятельность, за которую сейчас мне не только не стыдно, но которая фактически консолидировала киевскую громаду. Та массовая поддержка кинотеатра «Жовтень», которую мы сегодня наблюдаем, это не только из-за кинематографа, но и из-за нашей деятельности. Это и репертуарное планирование, и показы фестивальных фильмов, это и успешный показ европейского кино, что редко встретишь в украинских кинотеатрах. Многие получали здесь удовольствие. Многим это нравилось. Сейчас многие, так же как и мы, очень расстроены ситуацией с кинотеатром, этим поджогом. А сегодня мы уже можем с уверенностью утверждать, что это был поджог. Это было установлено следствием. И все-таки сейчас нам нужно смотреть в будущее, а не горевать и плакать об утраченном.

Что мы утратили? Мы утратили здание, имущество. Но мы не утратили любовь наших зрителей. Любовь зрителей – это та монета и валюта, которая не девальвируется. Чем мы сейчас занимаемся? В течение недели после этого трагического случая мы восстановили офис, где находится бухгалтерия, где работают сотрудники администрации кинотеатра. Какие перед нами стоят задачи? Провести все мероприятия по увольнению коллектива. У нас было 35 человек. Несколько человек останутся сторожить кинотеатр, другие будут работать на управление. С остальными надо как-то по-человечески поступить. Кого-то направим в центр занятости, кого-то – на пенсию, кто-то сам уйдет, кто-то найдет новую работу. С каждым человеком мы работаем, общаемся.

Второй немаловажный аспект – это взаимодействие со страховой компанией. Предприятие было застраховано в компании ПЗУ. Мы сейчас работаем с экспертами, чтобы получить максимальное страховое возмещение по двум договорам: на застрахованное коммунальное имущество и имущество «Киномана». Обществу «Киноман» принадлежало в основном новое оборудование, например два цифровых проектора по 100 тысяч долларов каждый. Они полностью сгорели. Также уничтожена мебель и многое другое.

Параллельно мы работаем над анализом и инвентаризацией того, что осталось, того, что можно как-то сохранить и использовать в дальнейшем. Все остальное будет вывезено. Этим будут заниматься спасатели. К слову, они должны демонтировать балки, перекрытия, крышу. Два зала кинотеатра останутся без крыши. В связи с этим возникает необходимость в консервации здания. Проектанты уже начинают работу в этом направлении. Они составят план и проект консервации, предварительно исследовав жизнеспособность этого здания. Это первоочередные задачи.

Кроме того, в настоящее время проходит регистрация благотворительного фонда «Відновимо разом». Этот фонд будет аккумулировать средства граждан и юридических лиц, которые захотят и смогут финансово поддержать капитальный ремонт, реконструкцию, обновление кинотеатра.

Я сказала «реконструкция», но это будет минимальная реконструкция. Будут сохранены объем, внешний вид, внутренние помещения и функциональное назначение этого здания. Это будет кинотеатр. Финансирование будет многоканальным. Частично это будут пожертвования, частично будут выделены какие-то небольшие деньги из бюджета Киева, частично будет использована сумма страховки. Еще мы используем такой канал получения денег, как продажа билетов на будущие сеансы.

- Были ли какие-то архивы в здании? Пострадали ли они?

- Многое залито водой, но ничего не пострадало безвозвратно. У нас есть, скорее, не архивы, а хранилище. Там находятся вещи, связанные с историей кинотеатра, бухгалтерские и другие документы. Но для работы экспертов сохранились все документы.

- Страховщики уже подсчитали хотя бы приблизительную сумму ущерба?

- Нужно будет несколько десятков миллионов гривен или около 1,5-2 миллионов долларов. Более точную цифру сейчас назвать никто не может, потому что работа в этом направлении только начата.

- А называют ли эксперты какие-то сроки полного восстановления кинотеатра?

- Если мы будем в состоянии все профинансировать, то к весне должны будут завершены изыскательские и проектные работы. Сразу после этого уже должен начаться непосредственно процесс капитального ремонта. В принципе, к октябрю (будущего года. – В.Д.) все можно сделать. Если будут деньги, если будет мир в Украине…

- Как вы считаете, были ли какие-то предчувствия, знаки, «звоночки», свидетельствовавшие о том, что может произойти что-то вроде пожара?

- Я отвечу «нет». Хотя были опасения, что могут быть какие-то провокации и по поводу «Солнечного зайчика» (в рамках этой программы демонстрировался фильм «Летние ночи». – В.Д.). И вообще, поскольку кинотеатр – это место, где собирается большое количество людей, мы всегда предпринимали определенные меры безопасности. У нас было видеонаблюдение, благодаря которому и удалось обнаружить преступников, у нас имелись огнетушители, охрана, персонал на местах. Слава богу, никто не пострадал. Это самый главный итог работы по безопасности. Но имущество пропало. Оно пропало прежде всего потому, что здесь деревянные стропила, чердак деревянный. Когда в зале случился пожар (а начался он в нескольких местах), то блокировать его было невозможно.

- Есть предположение, которое часто озвучивается в социальных сетях, о том, что пожар произошел именно из-за сюжета «Летних ночей», на фоне конфликта вокруг ЛГБТ-сообщества в Украине. Как вы к этому относитесь?

- Тема «Солнечного зайчика» касается защиты прав ЛГБТ-сообщества. Гомофобия. Мы идем в Европу, потому, безусловно, можем рассматривать этот случай как противодействие нашей евроинтеграции. Вы, наверное, слышали, что есть заявления зарубежных политиков, Государственный департамент США, в частности, высказывался по этому поводу. Да, это борьба, в том числе за европейский вектор.

- Но ведь «Летние ночи» - фильм не скандальный.

- Здесь не было скандальных фильмов. Здесь все киноленты прошли фестивальную апробацию, у них есть фестивальная история. На этом фестивале ничего не могла быть «этакого». Фильмы разрешены к показу. Да, они рассматривают разные истории взаимоотношения людей. Но это тоже человеческие взаимоотношения.

- Еще одна популярная версия, «гуляющая» по социальным сетям, гласит, что поджог может быть связан со сменой власти в столице и прошедшими парламентскими выборами.

- Увязать пожар ни с какими выборами мы не можем. Но если бы общественность так не вступилась, если бы сгоревший кинотеатр просто обнесли забором и забыли о нем, то, безусловно, этот земельный участок мог бы кому-то понадобиться. Такая версия может быть. Но сделано ли это намеренно - для того чтобы завладеть земельным участком, или это все-таки совпадение, что поджог был совершен на почве гомофобии? Но если бы не было реакции мэрии, общественности, если бы громаде не пообещали  отстроить кинотеатр, то он вполне мог бы стать никому не нужным. И через некоторое время его продали бы за «три копейки» и что-нибудь на его месте построили. Но, повторюсь, на нашу защиту стала общественность. Думаю, что и власть уже не имеет намерений оставить «Жовтень» в руинах надолго.

- Какие версии озвучивает следствие?

- Я не могу этого сказать. Если следователи захотят провести брифинг и озвучить версии, они это сделают. Что хотели, они озвучили. Известно, что задержаны молодые люди, которые сознались в совершении поджога. Честно говоря, я этим не интересуюсь. Какая разница, что это было? Есть органы, которые должны это выяснять. А мне надо работать, чтобы мы в октябре открыли кинотеатр.

- Вы сказали, что планируете максимально сохранить «Жовтень». А не думаете ли закупить новую техническую «начинку»?

- Сохранить ауру? Да. Собираемся сохранить все семь залов, конференц-центр, кафе. Технику обновить тоже планируем. Но будем «по одежке протягивать ножки». Если мы увидим, что наши финансовые возможности будут более-менее адекватными, то вся техника будет самая лучшая, самая современная.

- И, опять же, в том же Фейсбуке распространяются такие комментарии, мол, не надо «Жовтень» восстанавливать, он разрушен и никому не нужен. Лучше построить новое здание «современного» образца. Что вы можете на это ответить?

- Кто бы это ни говорил, он не имеет права на такие слова. Это коммунальное имущество, оно принадлежит громаде, им распоряжается Киевсовет. Киевсовет же принял решение, что «Жовтень» обязательно будет восстановлен. Я лично не слышала таких угроз, что кто-то хочет или заявляет, что хочет тут что-то построить. В этом же, кстати, заключается трагизм нашей ситуации: когда «строительная мафия» чего-то хочет, то они же не проявляются, не заявляют о своих намерениях, а делают это тихо. В данном случае у нас нет оснований считать, что поджог был связан с рейдерским захватом. Хотя многие знают, что 7 октября Хозяйственный суд Киева принял решение о выселении ООО «Киноман» в рамках судебных разбирательств. Иск был подан еще в 2013 году прокуратурой Киева в интересах громады в лице Киевсовета. Десять месяцев это дело фактически не рассматривалось. Было ожидание, что Киевсовет примет решение о продлении договора аренды, о реагировании. Это действительно было обещано. Еще во время Майдана нас приглашали в мэрию и предлагали мириться. Мы были согласны заключить договор. Но поскольку на то время не было легального состава Киевсовета, то решение принятым быть не могло. А когда появился новый состав, то это дело «варилось». Но вот уже 13 ноября решение о продолжении договора аренды до 2020 года должно быть принято Киевсоветом. Возможно, тогда же нас освободят от арендной платы на период реконструкции, потому что пока здесь просто нет возможности вести бизнес. (На момент публикации интервью соответствующие решения уже были приняты. – В.Д.).

- А как отреагировали на ЧП организаторы фестиваля «Молодость»?

- В момент пожара? Наши люди их всех вывели из зала. Они были возмущены, сначала не понимали, что происходит. Думали ведь, что это небольшой пожар бытового характера. Мы использовали три огнетушителя, но они не помогли, дым от брошенной шашки застилал глаза, в зале невозможно было находиться. Но это все произошло в течение нескольких минут. Я могу это утверждать. Пожарная команда приехала через десять минут после вызова, какие бы ни были слухи где-то в Сети. Когда пожарные зашли в зал, они не смогли работать из-за дыма. Они только спросили, есть ли там люди. Нет? Хорошо. А имущество – это дело такое. Потом пожарные вызвали подмогу, приехали новые машины. Спасатели вылили порядка 20 тонн воды. Поэтому то, что не испортил огонь, испортила вода.

Я могу с уверенностью сказать, что коллектив кинотеатра сделал все, что мог сделать. Все, что могли оросить своими слезами, мы ими оросили. Мы стояли тут почти всю ночь и просто на это все смотрели. Многие, как и я, работают здесь достаточно давно, многие внесли свой личный вклад в то, что этот кинотеатр был таким, каким он был. Но я не хочу говорить о кинотеатре в прошлом времени. Я хочу говорить о нем в настоящем и будущем. Кинотеатр будет.

Валентина Дудко, фото Юрий Медведь, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

834