Прокуратура расследует дело о коррупции в Укроборонпроме. О том, какие незаконные схемы нужно ликвидировать в концерне, рассказывает бывший заместитель гендиректора Укроборонпрома Максим Глущенко.

Военная прокуратура обвинила госкомпанию Укрспецэкспорт (входит в состав госконцерна Укроборонпром) в присвоении и растрате государственных средств в особо крупных размерах при продажах вооружения за границу в период с 2005 года.

«Основная часть следственных действий на территории Украины практически завершена, получено согласие иностранных государств на проведение следственных действий в ряде стран бывшего СССР и Европы, в том числе в Словакии и Казахстане. Имеются в виду допросы, выемка документов представителями их правоохранительных органов при нашем участии. Потом мы узнаем, кто продавал патроны, системы залпового огня, системы выявления артиллерийских точек, кто подписывал документы, которые делали беспомощным наше войско и Вооруженные силы Украины», - заявил 7 октября на брифинге главный военный прокурор Анатолий Матиос.

Какие схемы вывода денег применялись прошлым руководством Укроборонпрома и с какими проблемами предстоит справиться новому руководству - в колонке бывшего заместителя гендиректора Укроборонпрома Максима Глущенко.

До начала войны на востоке мало кто знал, что такое концерн Укроборонпром. Большинству украинцев это название ничего не говорило, и для многих стало откровением, что у нас более 130 предприятий оборонно-промышленного комплекса, объединенных в концерн, и мы, оказывается, производим много техники и оружия. Вот только наши бойцы почему-то чуть ли не врукопашную против вражеских танков вынуждены были идти! Почему техника не доходила до армии?

Все годы независимости украинский оборонно-промышленный комплекс был ориентирован на экспорт, армия мало кого волновала, да и ее платежеспособность была невысока, госзаказ составлял около 10% от загрузки специализированных производств. Все остальное - иностранные заказы. Долгие годы в оборонке работали обкатанные схемы по продаже техники и оружия через фирмы-посредники. Ежегодно из Украины выводились $100-150 млн через так называемые агентские выплаты.

И Украина стала заложником этой ситуации. Заводы производили лишь то, что хорошо продавалось за рубежом, никто не хотел уделять внимание научным разработкам. Много интересных проектов, готовых к практическому внедрению, просто «клались под сукно». Вкладывать в развитие отрасли те, кто стоял у финансовых потоков, не желали. Жили по принципу «здесь и сейчас». Основным показателем были объемы экспортных поставок, а не объемы производства или принятие новых образцов техники на вооружение в ВСУ.

Ситуация устраивала всех: и концерн, и Министерство обороны. Здесь вращались большие деньги, а отсутствие интереса к отрасли общественности, ее закрытость позволяла хорошо зарабатывать определенным чиновникам.

«Долгие годы в оборонке работали обкатанные схемы по продаже техники и оружия через фирмы-посредники. Ежегодно из Украины выводились $100-150 млн через так называемые агентские выплаты. Естественно, что в большинстве случаев реальная необходимость в этих агентах была нулевой. Например, при модернизации техники через подобные фирмы деньги утекали в оффшоры конкретных персоналий. В результате этих схем на заводы и в Минобороны поступало менее 50% от цены реализации».

Вот только один из примеров на 14 млн грн. Минобороны в качестве лишнего имущества продает через компанию Укроборонэкспорт (которая не входит в концерн Укроборонпром) подконтрольной ей фирмочке 62 пусковых механизма для ракет ПЗРК типа «Игла» по цене 59 000 грн. А в США эти пусковые механизмы эта же фирмочка уже хотела продать - кстати, через Укрспецэспорт - по цене в $54 000! То есть с учетом всех дополнительных расходов Минобороны при продаже этих 62 пусковых механизмов по реальной цене в США могло заработать почти 18 млн грн. А заработало бы менее 4 млн грн.

Еще пример. В октябре 2013 года Минобороны заключило договор с Укроборонсервисом на продажу патронов к автомату Калашникова - 110 млн штук на сумму около 24 млн грн. Это предприятие входит в Укроборонпром, но выкупало боеприпасы в пользу частной фирмы. Стоимость была занижена более чем в два раза: стартовая цена упаковки патронов 7,62 составляла $24, а рыночная - $65. В результате такой «выгодной» сделки государству не дошли бы 33 млн грн. Эти контракты, и еще десяток подобных, были мной остановлены.

Одна из простых и распространенных схем - это подмена агрегатов. Я столкнулся с этим, когда работал на заводе «Авиакон». На вертолеты ставили двигатели и агрегаты 4-й категории, то есть уже никуда не годные, просто перебивая на них номера, а ремонтопригодные продавали на сторону.

Думаю, что многочисленные проблемы с двигателями БТРов, отправленных в зону АТО, не в последнюю очередь вызваны подобными действиями. Надо разбираться и с этим.

Продавать ли оружие

Конечно, вооружение украинской армии - главный приоритет. Он дает возможность ОПК развиваться, обеспечивает валютную выручку для бюджета. Но экспорт - это лишь инструмент для развития отрасли, а не ее цель.

Сегодня Украина практически полностью отказалась от экспорта вооружений. Мера жесткая, но необходимая. Думаю, что это решение будет саботироваться на уровне некоторых чиновников и руководителей определенных предприятий, которым выгоднее не в АТО технику направить, а продать на экспорт и поделить комиссионные, как они уже это делали много раз. Рычаг влияния на эти процессы - служба экспортного контроля.

Но важно не просто приостановить или разорвать стратегические контракты, а найти компромиссы и сохранить отношения с нашими иностранными заказчиками. Где-то по линии МИД, где-то на уровне Укроборонпрома, а где-то и на уровне Gрезидента как Dерховного главнокомандующего. Уверен, что в недалеком будущем экспорт возобновится: это источник денег на развитие отрасли, а без развития ей осталось жить недолго.

Новая метла

В концерн пришло новое руководство, которое в ручном режиме сейчас пытается решить проблемные вопросы, фактически гасит пожарные ситуации и латает дыры. Возможно, требовать от него системных изменений уже сегодня еще рано, но второго шанса у нашей оборонки не будет. Нужны срочные реформы, либо отрасль ждет коллапс.

Без реформ ни Европа, ни США денег не дадут, и они об этом сигнализируют. Для этого нужна политическая воля и, конечно же, современные менеджеры с пониманием требований международных инвесторов и стратегии развития ОПК, обладающие при этом иммунитетом к соблазну заработать на откатах. Есть и другая опасность - внутреннее сопротивление в отрасли и та паутина интриг, которую плетут для «свежих» руководителей прижившиеся там функционеры-пауки, сосущие кровь из нашей оборонной промышленности.

Именно сейчас нужно максимально вычистить ОПК от коррупционных схем, от саботажников в руководстве среднего звена, которые годами паразитируют на украинской оборонке, и направить средства на развитие. Нужно создать условия для того, чтобы пришел иностранный инвестор. Мы всегда были интересны мировым лидерам производства вооружений. Только в Украине почему-то высокодоходный во всем мире бизнес оказался дотационным и вместо того, чтобы зарабатывать для страны, постоянно тянет деньги из бюджета.

При концерне необходимо организовать совет по развитию наукоемких технологий и созданию инновационного вооружения, который будет определять, что необходимо развивать и куда инвестировать.

Ну а самые первые шаги - это упорядочить отношения с Минобороны, исключить из процесса как на внутреннем, так и на внешнем рынке все фирмы-посредники, основная роль которых - уводить деньги на сторону. Лишнее имущество должно быть реально таковым, что подтвердит инвентаризация в Минобороны, и продаваться напрямую через государственных спецэкспортеров по рыночной, а не выдуманной генералами цене. Также необходимы оптимизация документооборота и, соответственно, уменьшение минобороновской бюрократии - запросы от иностранных заказчиков должен обобщать Укроборонпром и определять наиболее эффективного спецэкспортера по работе с конкретным рынком и видом техники. Это сократит сроки поставок и позволит получить максимальную выгоду.

Ряд расследований Генеральной прокуратуры вскрыл много язв: это хищения на бронетанковых и авиазаводах, «серые» экспортные контракты, злоупотребления в армии.

Всеми этими вопросами сейчас занимаются правоохранительные органы. Но всегда все знают о начале расследования, но почти никто не интересуется, чем оно закончилось. Важно, чтобы в этот раз начатое довели до конца, а те, кто на наворованные миллионы греется на солнце на юге Франции, вернулись в Украину только в одном случае - чтобы предстать перед судом.

 

Максим Глущенко, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время