Реформирование угольной отрасли – это огромная комплексная задача. Такое мнение ForUm’у выразил бывший губернатор Донецкой области, экс-министр регионального развития, строительства и жилищно-коммунального хозяйства, народный депутат Украины Анатолий Близнюк, комментируя внесение изменений  в Перечень объектов госсобственности, подлежащих приватизации в 2012-2014 годах, в который изначально вошло 66 государственных шахт.

«Во всем нужно руководствоваться здравым смыслом. Если принимаются те или иные решения, нужно понимать, какими будут их последствия. То, что делается сегодня, – это попытка вроде бы сэкономить бюджетные средства, эффективнее их использовать. В результате должно появиться эффективное производство, где Украина могла бы конкурировать с ведущими мировыми производителями, исключая отдельные нюансы, где мы по природе не можем конкурировать, поскольку у них сера лучше и т.п.», - отметил он.

По его словам, государству действительно нужно решить проблему убыточных шахт. «Задачи и намерения правильные. Не надо государству платить 68% заработной платы. Надо стимулировать экономику… Но! На сегодняшний день ситуация выглядит несколько иначе. Кто-то увидел, что есть некая дотация, и решил ее сократить. Для этого нужно убрать количество шахт, часть выставив на приватизацию, часть закрыв. Благие намерения. Но надо понимать, что шахта — это целый комплекс, экономический, экологический и социальный. И тут все не так просто. Поскольку потеря добычи, может, и не повредит в целом экономике, но мы потеряем рабочие места, а шахта – это тысяча-полторы людей. Также мы потеряем доходы в бюджет», - акцентировал экс-чиновник.

По его словам, только в Донецкой области 14 шахтерских городов. «98% их бюджета формируются за счет работы шахт. А если шахты закроют, город не будет иметь доходов, и государство обязано найти средства в бюджете, чтобы платить пособия по безработице, зарплаты врачам, учителям», - предостерег он.

«А экология? Добывая уголь, надо бороться с водой. Из шахты десятками лет откачивается вода, и она опускается в этом районе все ниже и ниже, до тех пор, пока не устанавливается уровень для обеспечения добычи. Когда шахта закрывается – прекращается откачка, уровень воды поднимается. В Доброполье один из маленьких городков опустился за время добычи угля на 4 метра. А когда естественный уровень воды восстановится, то что будет с этой территорией? Она будет затоплена. Плюс – газ. Плюс – миллион других вопросов. То есть экологические проблемы будут гораздо большими, чем экономические и социальные», - возмутился он.

Кроме того, Близнюк уверен, что Украина должна развивать добычу угля. «Как минимум через 50 лет нефть закончится и газ где-то там рядышком. А у нас на Донбассе одного разведанного угля запасов на 400 лет. И если понимать стратегическую перспективу, учитываем, что нет у нас газа, мы его покупаем и неэффективно используем, наверное, надо уголь добывать, находить лучшие в мире способы сжигания угля. Может быть, газифицировать его прямо на месте, под землей, если это небольшие пласты по 600-700 миллиметров. Нужно включать мозги и искать возможности это сделать. Но думает ли кто об этом? Никто. И в этом проблема. А то, что делается сегодня, – это попытки подлатать дырявый матрац и больше ничего», - добавил нардеп.

Напомним, 13 августа Кабинет Министров Украины исключил две шахты из перечня объектов государственной собственности, подлежащих приватизации в 2012-2014 годах.

Юлия Артамощенко, ForUm

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время